December 12th, 2011

Ингушетия: силовики избили студента Исламского института во время проверки паспортного режима

Ингушетия: силовики избили студента Исламского института во время проверки паспортного режима

2 декабря 2011 года, около 8:30, сотрудники неустановленной силовой структуры проводили проверку паспортного режима в общежитии Исламского института, находящегося в г. Малгобек Республики Ингушетия. Группа вооруженных людей в камуфляжной форме и в масках окружила здание, всем студентам было приказано спускаться на нижний этаж по одному и называть свои фамилии и имена. Студента Магомеда Алихановича Муцольгова, 1994 г.р., жителя с. Сурхахи, вывели во двор и без объяснения причин стали избивать – прикладами автоматов, кулаками и ногами. Затем повели в комнату, где находились другие студенты, и начали допрашивать. У Муцольгова спрашивали, как он учится, пропагандирует ли терроризм, носит ли оружие. У всех студентов спрашивали, с какой целью они здесь учатся. Силовики обыскали личные вещи студентов. У двоих забрали мобильные телефоны, нескольких сфотографировали, взяли образцы слюны. Свои действия сотрудники силовых структур не объясняли. Разговаривали на русском языке. Уходя, обратились только к Муцольгову: «У тебя последний шанс остаться в живых».

9 декабря Магомед Муцольгов обратился с письменными заявлениями в республиканскую прокуратуру, к уполномоченному по правам человека РИ, в Совет безопасности РИ и правозащитные организации. Также он написал заявление на имя главы республики Ю-Б.Б. Евкурова. «Как мне дальше быть, где учиться, где жить? Оставаться в
республике или уехать?
» - пишет Магомед.

У семьи Муцольговых уже были проблемы с правоохранительными органами.

24 июля 2010 года на дороге между с. Экажево и с. Сурхахи Назрановского района РИ при проведении спецоперации сотрудниками УФСБ РФ по РИ были убиты родной брат Магомеда Мустафа Алиханович Муцольгов, 1987 г.р., и житель
с. Экажево Ваха Сапралиев, 1986 г.р. (http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2010/07/m216926.htm).

По официальной версии, они были застрелены, так как оказали вооруженное сопротивление. Муцольгов и Сапралиев подозревались в причастности к незаконным вооруженным формированиям. Родственники убитых поставили под сомнение официальную версию и заявили, что их близкие не имели отношения к боевикам и ни от кого не прятались. 

8 августа 2010 года неизвестные силовики похитили уже самого Магомеда Муцольгова, которому на тот момент исполнилось только 15 лет. Почти двое суток его держали в неизвестном месте, где избивали и пытали электрическим током. В ходе допроса от Магомеда пытались добиться признательных показаний в том, что схрон с оружием, обнаруженный накануне рядом с их домом, принадлежал его убитому брату Мустафе (http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2010/08/m216933.htm).

10 августа 2010 года родителям Магомеда Муцольгова сообщили о том, что он находится в ОВД Назрановского района.
Сотрудники милиции объяснили, что обвинение Магомеду не предъявлено, а следствие предоставило ему адвоката. В тот же день Магомеда отпустили домой под подписку о невыезде, которая впоследствии была снята. 

Дагестан: девушку убили из-за sms-сообщения и телефонного звонка

Дагестан: девушку убили из-за sms-сообщения и телефонного звонка

5 декабря 2011 года в Правозащитный центр «Мемориал» с письменным заявлением обратилась жительница с. Нечаевка
Кизилюртовского района Республики Дагестан
Муслимат Магомедова. Она сообщила об убийстве ее 22-летней дочери Марьям.

Марьям стала жертвой так называемого убийства чести, совершенного родственниками ее отца. «Приговор» молодой женщине был вынесен за то, что на ее мобильный телефон пришло сообщение вольного содержания, а за этим последовал звонок незнакомого ей (по словам матери) мужчины. Этих малозначащих событий, которые с легкостью могли быть следствием чьей-то недоброжелательности, оказалось достаточно, чтобы свершилась бессудная казнь.

В последние годы мы наблюдаем рост числа расправ над женщинами на Северном Кавказе. Чаще всего такая информация приходит из Чеченской Республики. Однако ни разу нам не было дано право назвать имена погибших и их близких. Раскрытие имен наших анонимных информаторов могло бы привести к новым жертвам.

Такие дела не расследуются, пропавших женщин не ищут, правоохранительные органы вступают в заговор молчания с
родственниками, которые таким варварским образом «смывают пятно» со своей семьи. Никто не считает необходимым исследовать доказательства, достаточно простого слуха о «дурном поведении» женщин.

Защиты искать не у кого. Наши кавказские коллеги говорят, что в прошлом обращение в органы прокуратуры еще могло предотвратить преступление против прав женщин: принуждение к браку, похищение несовершеннолетних девочек, убийство чести. Сейчас правоохранительные органы не получают от административных органов установки на принятие превентивных мер по борьбе с бессудными казнями, считающимися семейным делом. Бездействие правоохранительных органов открывает широкие возможности для подобных чудовищных преступлений, особо тяжких, не только по российским законам, но и в соответствии с законами шариата. 

Надо обладать большим мужеством, чтобы открыто рассказать об убийстве своей дочери, как это сделала Муслимат Магомедова. Ею руководило материнское горе и желание предотвратить подобные преступления по отношению к другим девушкам. Хочется надеяться, что она права: преступление будет расследовано, виновные понесут наказание и это поможет остановить дикость и беззаконие. 

Ниже приводим текст заявления Муслимат Магомедовой. 

"Я обращаюсь ко всем правоохранительным и государственным органам, депутатам, ко всем, в чью компетенцию входит регулирование правоотношений, изложенных мною ниже, с просьбой помочь привлечь к уголовной ответственности убийц моей дочери. Также обращаюсь к общественным, правозащитным организациям, средствам массовой информации, так как тема, которую я затрагиваю, касается не только меня, моей семьи или одного уголовного дела, но и всего общества. 

Моя 22-летняя дочь в августе 2010 года стала жертвой так называемого «убийства чести» (убийство девушки, совершенное родственниками за навлечение на семью «бесчестия»). Поводом послужило однократное sms-сообщение, а потом сразу и звонок на телефон моей дочери от мужчины, личность которого не была известна ей и не установлена никем по сей день. Не исключено, что это телефонное сообщение и звонок были кем-то подстроены.

Collapse )

Адвокат задержанного на акции протеста 6 декабря подает жалобу в страсбургский суд

Адвокат задержанного на акции протеста 6 декабря подает жалобу в страсбургский суд

6 декабря 2011 года, во время массовых акций протеста в Санкт-Петербурге, был задержан активист и сотрудник правозащитной организации Антидискриминационный центр (АДЦ) «Мемориал» Филипп Костенко

7 декабря судья 203-го судебного участка Кузнецов осудил Филиппа Костенко на максимально возможное наказание –
15 суток административного ареста, который по закону должен применяться только «в исключительных случаях». Как указано в решении судьи, Костенко был осужден за неповиновение требованиям сотрудников полиции, а именно за отказ «выполнять требования о прекращении участия в митинге». Применение максимального срока самого сурового из возможных наказаний в этом случае явно несоразмерно и очевидно является репрессивной мерой, направленной против активиста и правозащитника, реализовывающего свое право на выражение мнений и мирных собраний (http://memorial.spb.ru/www/3710.html).

10 декабря рассматривалась жалоба на незаконное решение. Судья А. Дондик признал арест Костенко справедливым и
отказал в пересмотре (http://memorial.spb.ru/www/3723.html).

12 декабря адвокат Костенко обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге, поскольку решения обоих судов вынесены с грубым нарушением закона. 

Арестованный на 15 суток Филипп Костенко объявил голодовку, считая свое осуждение незаконным и требуя освобождения всех задержанных во время мирных массовых протестов. К голодовке присоединился и другой задержанный – Виктор Демьяненко, который по аналогичному обвинению был осужден на 10 суток ареста. 

АДЦ «Мемориал» требует прекратить преследования за мирную реализацию своих прав, соблюдать международные нормы, гарантирующие право на свободу собраний и справедливые выборы, освободить неправомерно задержанных и осужденных, в том числе и активиста и правозащитника Филиппа Костенко.

См. заявление АДЦ "Мемориал" "Нет политическим преследованиям гражданских активистов и правозащитников": http://memorial.spb.ru/www/3718.html.