June 25th, 2012

Правда и ложь в деле о терроризме в Астрахани: пытки, подбросы оружия, фабрикация обвинений

Правда и ложь в деле о терроризме в Астрахани: пытки, подбросы оружия, фабрикация обвинений

29 мая 2012 года в Астраханском областном суде начались слушания по делу Мусы Ясулова, Алексея Антонова, Шамиля Багандова и Руслана Белкина-Яблукова, арестованных в ходе антитеррористических мероприятий в Астрахани в мае 2011 года. Сразу после задержания подозреваемых спецслужбы сообщили журналистам, что исламисты якобы готовили на 9 мая 2011 года террористические акты в Астрахани, которые были предотвращены в последний момент.

По версии правоохранительных органов, все подсудимые, а также застреленный при задержании 7 мая 2011 года Андрей Антонов (Умар) являлись «приверженцами радикального ислама», которые в марте 2011 года создали вооруженную группу для «нападения на сотрудников правоохранительных органов, совершения террористических актов и разбойных нападений для устрашения населения г. Астрахани, Астраханской области и расположенных рядом регионов, воздействия на органы власти и правоохранительные органы этих регионов».

35-летний уроженец Казахстана Муса Ясулов 30 сентября 2011 года был приговорен Волгоградским областным судом к 12 годам лишения свободы по обвинению в организации совместно с «Умаром» взрыва ранним утром 26 апреля 2011 года у ограды здания ГИБДД и закладке взрывного устройства вблизи Академии МВД в Волгограде.

По «астраханскому делу» все подсудимые обвиняются в бандитизме и незаконном хранении оружия, Белкин-Яблуков – также в подготовке покушения на жизнь сотрудника правоохранительных органов, а Муса Ясулов – в разбое и подготовке террористического акта.

В период следствия родственники и знакомые подсудимых неоднократно заявляли о применении пыток и сфабрикованном характере части обвинений. По их словам, подсудимые не были какой-то единой группой, некоторые из них были не знакомы между собой или не поддерживали тесных отношений. Отдельные формулировки обвинительного заключения даже при беглом прочтении вызывают сомнения. Например, утверждение, что «ваххабиты» якобы стремились добиться от органов власти «создания льготных социально-экономических условий жизни лицам, придерживающимся идей радикального ислама, и тем самым продемонстрировать превосходство этих лиц и их образа жизни над остальными членами российского общества». По-прежнему много неясного и в обстоятельствах гибели Андрея Антонова, застреленного полицейскими в ходе задержания якобы при попытке оказать вооруженное сопротивление.

Незадолго до начала процесса в Астрахани обвиняемый Муса Ясулов передал из СИЗО письмо, в котором детально описал незаконные методы ведения следствия и фабрикации обвинений. Ясулов признает свою причастность к некоторым преступлениям, одновременно описывая, как следственные органы создавали вымышленную версию якобы готовившегося в мае 2011 года в Астрахани террористического акта.

Мы публикуем письмо Ясулова с небольшими сокращениями.


Collapse )


Правозащитник Гилал Мамедов обвиняется в хранении наркотиков

Правозащитник Гилал Мамедов обвиняется в хранении наркотиков

Азербайджанские правозащитники и журналисты не сомневаются в фальсификации обвинения

Светлана Ганнушкина

21 июня 2012 года в Баку правоохранительными органами Азербайджана был задержан главный редактор газеты «Tolishi Sado» («Голос талыша»), выходящей на талышском языке, известный правозащитник Гилал Мамедов, 1959 г.р. (возглавляет Комитет по защите и реабилитации политзаключенных, в том числе покойного Новрузали Мамедова; кандидат физико-математических наук).

Как сообщили его близкие, Гилал Мамедов около 10 утра ушел из дома, чтобы навестить лежащего в больнице родственника. В 11:30 Мамедов позвонил домой, сказав, что вернется через 30 минут, и после этого исчез. C 14:00 до 15:30 по его мобильному телефону отвечал неизвестный мужской голос, который говорил, что Гилал Мамедов не может подойти к телефону, потому что его осматривает врач. Потом мобильный замолчал.

В 16:20 на звонок с московского номера брату Гилала сообщили, что он задержан полицией. Только в 17:30 в полиции г. Баку подтвердили задержание Мамедова по обвинению в незаконном хранении наркотиков. Вечером того же дня в квартире Гилала Мамедова был произведен обыск, в результате которого, по утверждению правоохранительных органов, было обнаружено большое количество наркотического вещества.

Позже стало известно, что по дороге домой Гилал Мамедов был схвачен несколькими людьми в штатской одежде, которые открыто подложили в его карман небольшой сверток и насильно затолкали его в машину. Гилала Мамедова увезли в Главное Управление по борьбе с наркотиками и наркобизнесом, а потом — в 37-е отделение полиции г. Баку.

Приглашенный для защиты Гилала Мамедова адвокат Анар Гасымлы, несмотря на все усилия, не смог встретиться со своим подзащитным. По словам адвоката, 21 июня в 22:00 он пришел в 37-е отделение полиции и представил свой ордер. Однако ему не только не позволили встретиться с Мамедовым, но и не дали ознакомиться с материалами дела и основаниями задержания. В полиции адвокату в устной форме было заявлено, что при задержании у Мамедова было найдено 5 граммов героина, а в его квартире в шесть раз больше - 30 граммов. Гилал Мамедов обвиняется по статье 234 (хранение наркотиков). Ему грозит от 3-х до 12-ти лет лишения свободы.

Анар Гасымлы сообщил, что рано утром 22 июня Гилал Мамедов был доставлен в Управление полиции Низаминского района.

Аналитическая служба агентства «Туран» выдвинула несколько версий причин лишения Гилала Мамедова свободы. (См. http://contact.az/docs/2012/Analytics/062200003331ru.htm#.T-RkTbU0NF8). Однако ни у кого не вызывает сомнения фальсификация обвинения Гилала Мамедова в хранении наркотиков.

В защиту Мамедова выступили правозащитники Азербайджана, в первую очередь Институт мира и демократии (ИМД).


Collapse )