October 26th, 2012

Чечня: Житель Толстой-Юрта избит полицейскими за попытку защитить жену

Чечня: Житель Толстой-Юрта избит полицейскими за попытку защитить жену

24 октября 2012 года в представительство Правозащитного центра «Мемориал» в г. Грозный Чеченской Республики с письменным заявлением обратился житель с. Толстой-Юрт Грозненского (сельского) района ЧР Казбек Сайд-Султанович Хасбулатов. Он сообщил, что 17 октября 2012 года в 17:30 ехал в г. Грозный вместе с гражданской женой Розитой Арсамаковой и несовершеннолетним сыном Зелимханом в автомашине ВАЗ-21099. За рулём был Зелимхан.

На посту контрольного пункта отдела полиции по Грозненскому (сельскому) району их автомобиль остановил сотрудник ДПС. Казбек вышел из машины к сотруднику. Их разговор происходил в пяти метрах от машины. В какой-то момент Казбек услышал шум за спиной. Он обернулся и увидел, как другой сотрудник пытается вытащить из машины Розиту, схватив ее за руку и волосы.

Казбек окрикнул полицейского и бросился в сторону машины, чтобы остановить его. Но это не понравилось другим силовикам и они тут же набросились на Казбека. Затащили внутрь блокпоста и избили. После поволокли во двор поста, закрыли ворота и снова стали избивать. Казбек пытался выбраться на улицу, но ворота были закрыты на замок. В это время Зелимхана также затащили во двор и избили. Тем не менее, он успел снять избиение отца на видеокамеру мобильного телефона. Затем сотрудники поста отвезли Казбека в Грозненский (сельский) отдел полиции. Там избиение продолжили уже силовики отдела.

Пока Хасбулатова избивали в полиции, жену и сына не отпускали. Их держали во дворе блокпоста, наставив на них оружие.

После избиения в отделе полиции к Казбеку подошёл прикомандированный сотрудник полиции и предложил написать расписку о том, что тот не имеет претензий к силовикам. Казбек отказался. Тогда сотрудник настоятельно рекомендовал Казбеку не поднимать шума, написать отказ от претензий и уйти. Казбек заявил, что у сына есть видеозапись избиения на посту. Узнав об этом, силовики вытолкали его на улицу, а сотрудники поста в это время отобрали у Зелимхана телефон и удалили видеозапись.

Казбек отправился домой. В квартире ему стало плохо. Соседка вызвала «скорую помощь». Приехавший врач осмотрел Казбека, сделал несколько уколов и предложил лечь в больницу. Казбек отказался от госпитализации. Врач уговорил Казбека поехать в травмпункт. Во время осмотра в травмпункте девятой городской больницы медики зафиксировали на его теле гематомы, установили сотрясение головного мозга и предложили госпитализацию. Он вновь отказался. Заключение первичного осмотра, составленное врачом травмпункта, Казбек передал 18 октября в бюро судмедэкспертизы эксперту Тамаре Тепсаевой.

В этот же день он обратился с жалобой на действия полицейских в отдел собственной безопасности МВД. Заместитель начальника отдела направил Казбека в Грозненский межследственный отдел Следственного Управления СК РФ по ЧР, где тот подал заявление.

По состоянию на 26 октября идёт доследственная проверка.

Между тем, Казбеку стало известно, что в отместку на его попытку защитить свою гражданскую супругу сотрудники полиции пытаются сфабриковать против него уголовное дело. Они утверждают, что он оказал сопротивление полицейским и избил их. «Если бы это соответствовало действительности, то меня должны были задержать в отделе, а не выкинуть из него силой»,— убежден Казбек.

Ингушетия:при невыясненных обстоятельствах пропали местные жители. Останки одного из них найдены в л

Ингушетия:при невыясненных обстоятельствах пропали местные жители. Останки одного из них найдены в лесу

18 октября 2012 года, около 17:00, в Республике Ингушетия при невыясненных обстоятельствах пропали житель г. Назрань Орц Аликович (Микаилович) Альмурзиев, 1981 г. р., и житель с. Плиево Зураб Агиев.

19 октября в представительство Правозащитного центра «Мемориал» в Назрани с письменным заявлением обратилась жена Альмурзиева Лиза Мальсагова. С её слов стало известно, что в этот день она с детьми находилась в гостях у Агиевых. Её муж Орц и его знакомый Зураб Агиев выехали из дома по делам и около 17:00 должны были вернуться обратно в дом к Агиевым (Альмурзиев и Агиев вместе занимаются установкой дверей и пластиковых окон).

Около 18:00 в дом к Агиевым ворвались сотрудники силовых структур. Угрожая оружием, они приказали всем выйти во двор. Как оказалось, силовики блокировали ещё несколько домов, находившихся по соседству с домом Агиевых и, также вывели всех, кто там находился на улицу. Это были только женщины и дети. Проверив паспорта, силовики приступили к обыску в домах. При этом они не предъявили никаких документов и не объяснили причины обыска. Требовали добровольно выдать оружие. Примерно через час всех, кто находился на улице, завели в дом к Агиевым. Ещё через какое-то время других женщин увели, а Лизу Мальсагову оставили сидеть с детьми. Обыски в домах продолжались несколько часов. По словам Лизы Мальсаговой, ничего противозаконного в доме Агиевых обнаружено не было. Домой она вернулась около полуночи. Мужа дома не было.

Лиза утверждает, что родственникам стало известно, что 18 октября, около 17:00, машину ВАЗ-2109 (№ 743, 06 регион) в которой находился Орц Альмурзиев и Зураб Агиев, остановили неизвестные вооружённые люди в масках, одетые в камуфляжную форму. Угрожая оружием, неизвестные высадили Альмурзиева и Агиева из машины и увезли их в неизвестном направлении. Машину ВАЗ-2109, принадлежащую Альмурзиеву, также забрали.

Родственники Альмурзиева обращались в полицию, но там им не смогли сообщить, где находятся пропавшие мужчины.

25 октября стало известно, что в лесном массиве между селениями Али-Юрт и Сурхахи, в двух километрах от дороги, были обнаружены останки Орца Альмурзиева. По официальной информации, Альмурзиев предположительно подорвался на мине.

Секретарь Совета безопасности по РИ Ахмед Котиев сообщил корреспонденту «Кавказского узла» о том, что останки Альмурзиева были обнаружены вечером 24 октября. «По всей вероятности, он подорвался на мине, — заявил Ахмед Котиев. — То, что это именно Орц Альмурзиев, было установлено уже утром по найденному рядом с местом подрыва водительскому удостоверению».

О судьбе Зураба Агиева по состоянию на 26 октября ничего не известно.

Примечание

Родной брат Орца Альмурзиева Алаудин Альмурзиев, 1980 г. р. в августе 2007 года Верховным судом Республики Северная Осетия-Алания был приговорён к 23 годам лишения свободы за активное участие в незаконных вооруженных формированиях (НВФ). В частности в вину Альмурзиеву и ещё трём жителям Ингушетии вменили подрыв БТР на автодороге Майское-Назрань Пригородного района РСО-А, в результате которого погибли четверо военнослужащих, а еще шестеро получили ранения различной степени тяжести. В настоящее время Алаудин Альмурзиев отбывает наказание в ИК № 6 г. Елизово, Камчатского края. Находясь в заключении, Альмурзиев несколько раз объявлял голодовку в знак протеста против нарушения своих прав со стороны сотрудников исправительного учреждения. Первый раз он объявлял голодовку в июне 2011 года, второй раз — в январе 2012 года. Он пытался обратить внимание общественности на систематические случаи насилия как физического, так и морального в отношении него и других заключенных — выходцев с Северного Кавказа. Альмурзиев вскрывал вены и зашивал рот. В течение года Альмурзиева держали в изоляции в помещениях камерного типа, куда его определяли для наказания под любым надуманным предлогом. 24 июля 2012 года в камеру к Альмурзиеву ворвались вооруженные люди в масках. Они избивали его и сокамерников дубинками, заставляли выполнять действия, унижающие честь и достоинство. Родственники Альмурзиева обращались с жалобами в ингушские правозащитные организации и к руководству республики.

По этой теме см. также:

Верховный суд Ингушетии вынес приговор четырём жителям Ингушетии

Заключенный житель Ингушетии объявил голодовку в защиту своих прав, сообщила его мать

Уроженец Ингушетии Алаудин Альмурзиев объявил голодовку в тюрьме

Заключенный житель Ингушетии проводит третью голодовку в защиту своих прав

В ходе спецоперации задержан Орц Альмурзаев

Украинский Хельсинский союз о похищении Развозжаева

Украинский Хельсинский союз о похищении Развозжаева

Вчера, 25 октября, Украинский Хельсинкский союз по правам человека выпустил заявление в связи с похищением 19 октября в Киеве российского оппозиционного активиста Леонида Развозжаева.

В заявлении, в частности, отмечается: «Независимо от того, произошло похищение человека при содействии украинских органов или было следствием неспособности соответствующих служб предотвратить деятельность иностранных агентов на территории Украины, этот случай подтверждает глубокий кризис в организации деятельности органов власти, ответственных за обеспечение суверенитета Украины. Этот случай является тревожным сигналом несостоятельности органов власти обеспечивать безопасность и правовой порядок на территории Украины».

Украинский Хельсинкский союз по правам человека требует:

от Верховной Рады Украины – начать парламентское расследование событий, связанных с похищением Леонида Развозжаева;

от уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека – открыть производство по делу о похищении Леонида Развозжаева;

от президента Украины – отстранить от должности председателя Службы безопасности, председателя Пограничной службы Украины до выяснения обстоятельств похищения Леонида Развозжаева и решения вопроса о возможной причастности украинских силовых ведомств к этому похищению;

от Генеральной прокуратуры Украины – провести полное расследование обстоятельств похищения и опубликовать его результаты;

от Министерства иностранных дел Украины – обратиться к Российской Федерации за разъяснениями относительно заявлений представителей российской власти о причастности российских спецслужб к похищению; заявить ноту протеста, которой требовать объяснения правовых оснований для действий российских спецслужб на территории Украины и прекращения действий, которые нарушают государственный суверенитет Украины;

от всех органов власти – принять меры для усиления защиты искателей убежища в Украине.

С полным текстом заявления можно ознакомиться:

на русском языке по ссылке: http://hro.org/node/14948

на украинском языке по ссылке: http://khpg.org/index.php?id=1351172226

на английском языке по ссылке: http://khpg.org/en/index.php?id=1351171423

26 октября: день памяти и скорби

26 октября: день памяти и скорби

Александр Черкасов


Десять лет назад мы все надеялись на чудо. Мы хотели верить, что все заложники «Норд-Оста» живы и освобождены, как из телевизора говорил нам всем от имени «оперативного штаба» генерал, а ныне депутат Васильев.

Чуда не было. Из 912 человек, захваченных 23 октября 2002 года в заложники в театральном центре на Дубровке, погибли сто двадцать восемь человек. Из них трое — от пулевых ранений, а сто двадцать пять — после применения штурмующими газа, состав которого до сего дня держат в секрете.

Правдой оказалось лишь то, что все сорок чеченских террористов были убиты и не предстали перед судом — а потому уголовное дело в полном объеме не стало доступно для жертв, их адвокатов и общества. Правда не просто скрыта — известны лишь отдельные детали — но, возможно, никогда не станет известна. Расследованием занималась та же ФСБ, что проводила «контртеррористическую операцию»: очевидный конфликт интересов. Состав оперативного штаба, имена тех, кто планировал штурм и отдавал приказы, такая же тайна, как и состав газа.

Подготовка к штурму шла с самого начала, а переговоры были для этого лишь прикрытием. Оперативный штаб имел полную информацию о происходившем внутри: за сутки до штурма спецназовцы находились через стенку от зрительного зала, установили микрофоны и камеры. Не было массового расстрела заложников, якобы повлекшего неизбежный штурм.

В переписке с Европейским судом по правам человека Россия все же признала, что газ не был безвредным. Европейский суд при этом отмечает, что операция по штурму была успешной, а проблемы были в операции по спасению заложников. Здесь суд, в общем, повторяет утверждение российских официальных лиц, которые переносят ответственность с оперативного штаба , который сработал отлично («предотвратили подрыв здания и гибель всех заложников») на городской, который должен был организовать спасение и медицинскую помощь. Очевидно: использование газа требовало объединения штурма и спасения в одну молниеносную — минуты — операцию. Однако от начала поступления газа в зал до начала эвакуации заложников прошло на порядок больше времени. По крайней мере, 67 заложников были мертвы уже к началу спасательной операции. Медики, не зная состав газа и не имея антидота, будучи допущены слишком поздно, спасли почти восемьсот человек.

Трагедия «Норд-Оста» не стала общенациональной, не была обсуждена и осмыслена — хотя террор в России продолжается. Даже в последний год, когда проснувшееся общество предъявляет счет власти, в этот счет не входит такая самоубийственная «борьба с терроризмом». Не потому ли, что этот счет — к себе, к своему прошлому равнодушию? Ведь все эти годы общество если не одобряло, то попустительствовало войне на Северном Кавказе. Отказ от переговоров, призванных спасти людей, применение силы и достижение своих целей любой ценой, — вот что вернулось в Москву, на Дубровку, десять лет назад.

За десять лет сами заложники и их родственники, журналисты и адвокаты сделали многое. Главное, трагедию не удалось превратить в статистику. Погибшие заложники не остались безымянными: год назад общественная организация «Норд-Ост» выпустила книгу памяти «Мы не умрем», где нашлось место для всех ста тридцати погибших на Дубровке.

Сегодня — день скорби для нас всех. Для «мемориальцев», где бы они ни находились. Десять лет назад мы все надеялись на чудо, которое не случилось. Остается хранить память и добиваться правды.

Александр Черкасов — председатель Совета Правозащитного центра «Мемориал». Заметка опубликована в блоге автора на сайте «Эха Москвы». В иной редакции размещен на сайте «Ежедневного журнала».

Источник: Эхо Москвы. 2012. 26 октября.