November 23rd, 2012

Ингушетия: следователь проигнорировал заявление подозреваемого о пытках

Ингушетия: следователь проигнорировал заявление подозреваемого о пытках

22 ноября 2012 года в представительство Правозащитного центра «Мемориал» в г. Назрань Республики Ингушетия с письменным заявлением обратилась жительница Насыр-Кортского муниципального округа г. Назрань Мадаш Мислаурова. Она сообщила о пытках, которым подвергался во время следствия ее сын Башир Умарович Мислауров, 1984 г.р., обвиняемый в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа и хранении оружия.

Башир был задержан 29 июня 2012 года по подозрению в участии в незаконных вооруженных формированиях. В течение нескольких дней после задержания родственники не знали, где он.

Адвоката Ш. Тепсаева, с которым они заключили соглашение, допустили к Баширу только через 13 дней после задержания. На встрече Мислауров рассказал защитнику, что его пытали и избивали, требуя подписать нужные следствию показания. В аналогичной ситуации оказались еще двое задержанных в тот же день жителей Назрани Ахмедхан Аушев и Зураб Дидигов (http://www.memo.ru/d/117769.htm). Первые десять дней задержанные содержались в изоляторе временного содержания (ИВС) ОМВД РФ по Пригородному району Республики Северная Осетия-Алания в селе Октябрьское, затем их перевели в СИЗО №1 г. Владикавказ РСО-А.

В октябре Башира Мислаурова снова перевели в тот же ИВС в Северной Осетии. В ночь на 31 октября, около 1:00, сотрудники неустановленного силового ведомства вывезли Мислаурова с территории ИВС в неизвестное место. Там его пытали. Об этом стало известно только 14 ноября, после того как адвокат получил возможность встретиться со своим подзащитным.

Башир в присутствии Тепсаева написал заявление в прокуратуру Северной Осетии, в котором сообщил, что неизвестные люди в масках вывезли его с территории ИВС, предварительно одев ему на голову черный пакет и обмотав его скотчем. Мислаурова посадили в наручниках в машину, предположительно – в «Газель». 15-20 минут везли в неизвестном направлении. Затем в одной из комнат какого-то здания, на третьем или четвертом этаже, пытали током.

 В своем заявлении Башир подробно описывает этот процесс: «… Кисти рук обмотали тканью, чтобы не оставались следы, опять надели наручники. Тело обмотали большим пластиковым пакетом, посадили на стул и привязали скотчем. Налили за шиворот воды, чтобы спина была мокрая, и начали бить током. При этом били руками по голове. Били так, чтобы не оставались следы побоев. Требовали от меня, чтобы я добровольно дал признательные показания следователю на утро того же дня, также требовали отказаться от адвоката по соглашению. Требовали согласиться с обвинениями, которые мне предъявляют, и грозились навещать меня в ходе следствия. Угрожали расправиться над моей семьей, также бить меня сильнее.

Мне стало плохо, я начал терять сознание, так как у меня слабое сердце. Они сказали, если я умру, то для них не будет проблем. Сказали, что привезут мой труп обратно в ИВС, где положат на койку и приведут своих врачей, которые тоже сделают все так же, как они скажут, - мол, лег и умер от слабого сердца без всякого насилия.

После того как я им сказал, что я все сделаю, как они требуют, меня еще раз предупредили, что будут навещать таким же образом и в следующий раз - бить и пытать будут сильнее. После отвязали от стула, сняли пакет и обратно вывели из здания. Закинули в машину и привезли обратно в ИВС… ».

Адвокат Ш. Тепсаев обратился в прокуратуру Северной Осетии-Алании с просьбой провести проверку по фактам, изложенным его подзащитным, и принять по результатам проверки законное процессуальное решение. Адвокат также указал, что с 29 октября по 9 ноября 2012 года не мог получить допуск к подзащитному.

9 ноября во время очередных следственных действий Мислауров в присутствии следователя Василия Владимировича Ларина пожаловался на пытки. Ларин, по словам адвоката, проигнорировал заявление Мислаурова.

Мать Башира опасается за жизнь своего сына и просит оказать помощь в защите его интересов.