Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Ингушетия: Комиссия по адаптации окажет помощь вернувшемуся из Сирии местному жителю

Всего за время своего существования, с 2008 года, Комиссия помогла вернуться к мирной жизни 67 жителям Ингушетии.

5 августа в Магасе, столице Ингушетии, состоялось очередное заседание Комиссии при Главе РИ по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лицам, решившим прекратить террористическую и экстремистскую деятельность на территории Республики Ингушетия.

На заседании рассмотрели заявление жителя г. Сунжа (ранее с.п. Орджоникидзевская) Ахмеда Асхабова (имя изменено), 1994 г.р., который просил оказать ему содействие в трудоустройстве. По данным правоохранительных органов, он принимал участие в боевых действиях на территории Сирии.

По словам Асхабова, до отъезда он часто беседовал со сверстниками о ситуации в Сирии, обсуждая полученную из интернета информацию. Они сочувствовали мирным жителям и тем мусульманам, которые страдали от действий правительственной армии. Многие из знакомых Ахмеда, которые пользовались уважением в обществе, уехали на войну, и, по его словам, он не хотел выглядеть трусом на их фоне.

Collapse )

Ингушетия: спецоперация в Назрани инсценирована?

По словам брата погибшего, предполагаемые боевики не оказывали сопротивления сотрудникам силовых структур.
25 июня 2015 года утром в м.о. Насыр-Кортский г. Назрань в ходе спецоперации, которую проводили сотрудники ФСБ РФ по РИ совместно с подразделениями МВД РФ, были убиты два местных жителя: Али Магомедович Алиев, 1972 г.р. и его жена Лейла Алиева, 1970 г.р., проживавшие по ул. Бузуртанова.
В тот день оперативный штаб по Республике Ингушетия с 4:50 ввел на четырех улицах в Насыр-Кортовском округе города Назрань режим контртеррористической операции (КТО).

Collapse )

Дагестан: После «зачистки» в поселке Временный остались только женщины и дети

24 сентября 2014 года в ходе визита в столицу Республики Дагестанполномочный представитель Президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе Сергей Меликов заявил: «Мы отошли от масштабного применения вооруженных сил, воинских формирований. Сегодня точечные удары наносятся по объектам вооруженного бандподполья, ведется борьба силами сотрудников правоохранительных органов. Мы также стараемся, чтобы не были затронуты и ущемлены права мирных граждан, тем более стремимся оберечь гражданское население от потерь».

Между тем, на момент приезда полпреда в Дагестан уже неделю шла масштабная спецоперация в поселке Временный Унцукульского района. Эта операция продолжается до сих пор. Методы ее проведения находятся в вопиющем противоречии с принципами ведения контртеррористических операций, заявленными полпредом.

Collapse )


Поселок Временный расположен в 2 км от села Гимры, уже в течение уже полутора лет находящегося в центре внимания правоохранительных органов (См. подробнее в бюллетене ПЦ «Мемориал» «Ситуация в зоне конфликта на Северном Кавказе: оценка правозащитников» (http://www.memo.ru/uploads/files/1047.pdf), (http://www.memo.ru/uploads/files/1148.pdf) (http://www.memo.ru/uploads/files/1360.pdf). Отметим, что режим КТО был введен во всем Унцукульском районе еще в марте 2014 г.

Поселок Временный был основан во время строительства Ирганайской ГЭС для размещения в нем строителей. Он состоит из двух пятиэтажных и восьми трехэтажных   многоквартирных домов, а также нескольких десятков одноэтажных частных домов. Общее население Временного  - немногим меньше тысячи человек. После завершения строительства в 2008 г. здесь поселились, в основном, выходцы из села Гимры. В частности, ряд семей переселился в поселок после того, как их дома были разрушены или сильно повреждены в ходе спецоперации в Гимрах весной 2013 г.

18 сентября 2014 г. поселок оцепила большая группировка военнослужащих и  сотрудников МВД. Сюда подтянули десятки единиц бронетехники. Въезды и выезды из населенного пункта были перекрыты.

Гимринский тоннель, соединяющий Унцукульский район с Буйнакским районом, был перекрыт, как изначально объявили власти, на пять дней. Однако по истечении этого срока вплоть до сего дня проезд по тоннелю так и не возобновлен. В результате дорога из Махачкалы в 12 горных районов Дагестана стала длиннее на 2-3 часа.

19 сентября силовики зашли в поселок, после чего началась тотальная «зачистка». Жителям было приказано не выходить из домов.

Прессу и других внешних наблюдателей на территорию Временного не допускают. Поступающая в СМИ информация о происходящем в самом поселке фрагментарна. Согласно официальным источникам, в поселке Временный в ходе спецоперации в нескольких домах были обнаружены  оружие и боеприпасы, также найдены четыре тщательно замаскированных бункера («Новое дело», № 38, 26.09.2014, И. Гуссейнов «Долгая блокада»). Впрочем, местные жители утверждают, что некоторые из этих «бункеров» на самом деле представляют собой обычные подвалы. Сообщалось также, что четверо мужчин из числа местных жителей,Хапизов Султанбег Магомедович, 1984 г.р.,  Камилов Магомедзагид Магомедович, 1979 г.р., Шамилов Муртазали и Байсултанов Магомедгажи Набиевич, были задержаны силовиками и увезены в неизвестном направлении. Позднее Магомедзагид Камилов былобнаружен на трассе у поселка Леваши, сведений о судьбе остальных задержанных нет.

Представители двух правозащитных организаций - Правозащитного центра «Мемориал» и Хьюман Райтс Вотч (Human Rights Watch) - 26 сентябряпредприняли попытку посетить поселок Временный для получения информации о происходящих в нем событиях в аспекте соблюдения прав человека. Однако проехать через блок-пост, расположенный на перекрестке дорог, ведущих в поселок Временный и село Гимры, не удалось.  Силовики, стоящие на этом посту, отказались пропустить правозащитников не только во Временный, но и в Гимры, где на тот момент никакой спецоперации не проводилось. Более того, под предлогом якобы возникшей опасности в связи с появлением в окрестностях боевиков, силовики в масках потребовали, чтобы все гражданские автомашины, стоящие перед постом (на тот момент там находилось два десятка легковых машин) немедленно отъехали на пять км.

С дороги перед блок-постом было видно большое количество военной техники, включая и бронированную, расположенной у поселка и в нем.

В последующие дни нам удалось встретиться с несколькими жителями поселка Временный. В результате их опроса сложилась следующая картина происходившего в поселке.

Утром 19 сентября в блокированный поселок въехали бронетранспортеры, грузовики с вооруженными силовиками и автобусы. Людей, в основном мужчин, выходивших из домов на улицу, силовики без объяснения причин закидывали в автобусы, остальным жителям поселка приказали не выходить из квартир и домов.  Как сообщила нам одна из жительниц поселка, когда вооруженных людей спрашивали, зачем они приехали, те в ответ кричали: «Не ваше дело!» или «За бандитами!».

Автобусы с задержанными подъехали к расположенной на окраине поселка пожарной части. Здесь задержанных выгрузили, и автобусы уехали за новыми партиями задержанных.

Вскоре силовики начали «зачищать» дом за домом, выводя на улицу и погружая в автобусы подряд всех жителей поселка – мужчин и женщин, детей и стариков. Всех отвозили к помещению пожарной части. Здесь производилась «фильтрация» местных жителей. У них проверяли документы, снимали отпечатки пальцев, отбирали пробы ДНК, их фотографировали, данные сверяли по каким-то спискам в компьютерах. Процедура занимала много времени, собранная силовиками толпа стояла на улице у пожарной части, многие дети плакали и кричали. Лишь через несколько часов прошедшим фильтрацию женщинам с детьми разрешили возвратиться в свои дома и квартиры, затем  домой смогли отправиться и остальные женщины. Однако от мужчин, прошедших фильтрацию, силовики потребовали немедленно покинуть территорию поселка. На вопрос: «Куда же идти?» Ответ был один: «Идите, куда хотите. До конца спецоперации во Временном вам на его территорию вход будет закрыт». Шокированные люди объясняли, что они не взяли с собой никаких вещей, кроме документов, что им не во что даже переодеться. «Нас это не касается» - был ответ. Часть женщин отказались уходить домой без мужей, братьев, отцов. Им было сказано, что они тоже могут уйти из поселка вместе со своими мужчинами. В результате часть семей целиком покинула поселок. Но большинство женщин, особенно тех, у кого есть маленькие дети, вернулись в свои дома и квартиры. Многие боятся бросить свои жилища, помня о том, что в Гимры во время спецоперациивесной 2013 г. многие гимринцы, вернувшиеся к своим домам после  сплошной «зачистки» села, обнаружили их полностью или частично разрушенными, разграбленными, оскверненными.

Мужчины разъехались - кто в близлежащие Гимры, кто к родственникам в другие населенные пункты. Они перезваниваются со своими семьями и пытаются понять, что происходит в поселке. Во Временном разрешили остаться лишь незначительной части мужчин,  - главным образом тем, кто работает на обслуживании Гимринского тоннеля и Ирганайской ГЭС.

В поселке уже более десяти дней продолжается проверка. С помощью экскаватора силовики пытаются обнаружить замаскированные бункеры. Многие квартиры и дома неоднократно подвергаются обыскам. Можно предполагать, что имели место случаи вандализма. Нам рассказали, что когда женщина попросила силовиков не ломать дверь пустующей соседней квартиры и протянула им ключ, те приказали ей «не высовываться» и выбили дверь. В поселке не работают школа, детский сад, большинство магазинов. Силовики нередко запрещают местным жителям ходить по улицам, даже в аптеку за лекарствами.

Выяснилась судьба одного из четверых пропавших жителей Временного.

18 сентября Магомедзагид Камилов, накануне «зачистки» поселка, находился у своей матери, проживающий в центре Временного. Ему позвонили соседи и сказали, что к его дому, расположенному на окраине поселка, подошли военные, которые намерены обыскать дом и сейчас будут ломать двери. Он с ключами от ворот и дверей побежал в верхнюю часть поселка к своему дому и пропал. Поздним вечером 25 сентябряон обнаружился на трассе у поселка Леваши во многих километрах от Временного. Он позвонил родным и сообщил, что он живой, что его «выкинули на обочину трассы». Никакой более подробной информации о его состоянии и о том, где он находился с 18 сентября, пока нет.

Вышеизложенная информация требует проверки. В любом случае, методы проведения спецоперации в поселке Временный не могут не вызывать тревогу.

Правозащитный центр «Мемориал» направит полномочному представителю Президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе и Главе республики Дагестан письма с просьбой обратить пристальное внимание на события «зачистки» поселка Временный.

Ингушетия: спецоперация в Плиеве – боестолкновение или карательная операция?

Собранная «Мемориалом» информация доказывает, что силовики расстреляли, как минимум, одного безоружного человека
22 марта 2014 года в сельском поселении Плиево Назрановского района Республики Ингушетия при проведении специальных мероприятий сотрудниками УФСБ по РИ и МВД РФ на ул. С.Х. Плиева были убиты двое местных жителей – Башир Мусаевич Дышноев, 1985 г.р., и Муслим (по паспорту Максим) Магомедович Куриев, 1982 г.р.
Согласно сообщению Национального антитеррористического комитета (НАК), «органами ФСБ была получена информация об укрытии группы бандитов в нескольких частных домах по ул. С.Х. Плиева в поселке Плиево». 22 марта в 5:30 был введен режим КТО, а дома, где находились бандиты, были блокированы сотрудниками спецназа ФСБ и МВД. Люди, живущие вблизи места событий, были эвакуированы. Бандитам предложили сложить оружие и сдаться, но они в ответ открыли огонь. В ходе боестолкновения двое преступников убиты, один из которых опознан как член так называемой плиевской бандгруппы. На месте боя обнаружено автоматическое оружие. А в ходе осмотра домов сотрудники правоохранительных органов обнаружили три самодельных взрывных устройства (СВУ) в боевом состоянии, снабженные механизмами неизвлекаемости. СВУ, мощность которых составила около 30 кг в тротиловом эквиваленте, обезвредили на месте.
В интернете размещен ролик, очевидно снятый силовиками, на котором запечатлено домовладение Дышноевых в Плиеве, окруженное силовиками, двор после спецоперации, автомат, лежащий на земле рядом с отстрелянными гильзами, нечто, напоминающее взрывное устройство в каком-то помещении, а также два мощных взрыва в жилом квартале Плиева. Этот ролик доказывает, что два дома в Плиеве были подорваны после завершения спецоперации.
Спецоперация освещалась многими СМИ.
Как сообщил журналистам местный житель, в тот день, 22 марта, сотрудники силовых структур блокировали село примерно за полтора часа до начала спецоперации, около 4:00.
Со ссылкой на источник в правоохранительных органах сообщалось, что Дишаев (фамилия указана неправильно, на самом деле - «Дышноев») и Куриев были убиты при попытке задержания. Дишаев, по данным силовиков, подорвался на СВУ, а Куриев был убит при оказании вооруженного сопротивления («В ходе спецоперации в Ингушетии убиты два человека», «У уничтоженных в Ингушетии боевиков найдены три бомбы»).
В ходе спецоперации легкое ранение получил один сотрудник подразделения специального назначения УФСБ России по РИ («Спецоперация в селе Плиево»).
Между тем, родственники погибших опровергают официальную версию. Они утверждают, что никто не оказывал вооруженного сопротивления силовикам. Семьи Куриевых и Дышноевых жили хоть и на одной улице, но в разных дворах. Оба убитых молодых человека к моменту начала спецоперации находились в своих домах. По приказу силовиков они вышли на улицу вместе со своими домочадцами, а затем силовики расстреляли безоружных Муслима Куриева и Башира Дышноева. Тело Дышноева через несколько часов после убийства было взорвано вместе с домом («Спецоперация в Плиево: повторение пройденного»; «Матери убитых в Плиево Дышноева и Куриева требуют привлечь к ответственности виновных в смерти сыновей»).
Сотрудники Правозащитного центра «Мемориал» провели собственное исследование обстоятельств произошедшего, провели осмотр места событий, побывали в щитовом домике Куриевых и исследовали руины взорванных домов Дышноевых, опросили родственников убитых, побеседовали с их соседями, сделали фотографии.
Проанализировав собранную информацию, мы пришли к выводу, что Муслим Куриев, безусловно, не вступал в перестрелку с силовиками. Значительные сомнения вызывает и официальная версия гибели Башира Дышноева.
Подробности - здесь.

Крым и Чечня: тревожные параллели

В начале марта 2014 г. в средствах массовой информации появились сообщения о том, что российскими оккупационными силами в Крыму командует генерал, чьи подчиненные в 1999-2000 гг. в ходе Второй чеченской войны были ответственны за насильственное исчезновение, по крайней мере, семи человек.
В последние дни из Крыма поступают сообщения о задержаниях и последующем исчезновении людей – журналистов, общественных активистов, украинских военнослужащих. Мы надеемся, что задержанные и безвестно отсутствующие будут найдены. Однако если учитывать опыт вооруженного конфликта в Чечне, происходящее не может не вызывать серьезные опасения.
Collapse )

Дагестан: силовики спланировали взрыв СВУ в доме Дадаевых

Подробности о вчерашней спецоперации в пригороде Махачкалы
Правозащитный центр «Мемориал» сообщал, что 20 февраля сотрудники силовой структуры провели спецоперацию в селе Агачаул (официальное название – Новый Параул) Карабудахкентского района Дагестана, в доме семьи Дадаевых. Судя по подробностям, это была карательная акция против семьи члена незаконных вооруженных формирований (НВФ).
Как сообщается на портале Kavkazpress, сотрудники правоохранительных органов проверяли «факт пособничества Дадаевых боевикам»; «в ходе осмотра дома пособника обнаружено мощное СВУ [самодельное взрывное устройство], готовое к применению... На место обнаружения СВУ вызваны взрывотехники... Жильцы дома эвакуированы... выставлено оцепление».
Впоследствии взрывное устройство было взорвано в доме. Здание заметно пострадало.
Collapse )

Ингушетия: родственники убитых во время спецоперации отрицают причастность их близких к НВФ

Ингушетия: родственники убитых во время спецоперации отрицают причастность их близких к деятельности боевиков
8 апреля 2013 года в селе Долаково Назрановского района Республики Ингушетия при проведении спецоперации по выявлению причастных к незаконным вооруженным формированиям (НВФ) погибли пять человек – четверо подозреваемых в причастности к НВФ и один сотрудник правоохранительных органов.

Согласно информации, опубликованной на сайте Национального антитерористического комитета (НАК) ФСБ РФ, в ходе мероприятий по выявлению участников НВФ была получена информация о том, что в селе Долаково, возможно, находятся несколько бандитов. В 5:00 было принято решение ввести режим контртеррористической операции (КТО). К проведению спецоперации привлекли спецподразделения Управлений ФСБ по РИ и МВД России. В ходе боестолкновений, которые продолжались несколько часов, были убиты Хаваж Магомедович Оздоев, 1982 г.р., Артур Магомедович Плиев, 1975 г.р., Якуб Баматгиреевич Манкиев, 1986 г.р., и Ибрагим Юсупович Местоев, 1987 г.р. Кроме этого, в перестрелке погиб военнослужащий внутренних войск МВД РФ, командир роты, майор Джамбулат Магомедович Амирарсланов, 1981 г.р.(http://nak.fsb.ru/).
Между тем родственники Хаважа Оздоева рассказали свою версию проведения спецоперации. 8 апреля, около 5:00, силовики установили посты на ул. Степная и ул. Камбилеевская, блокировали два домовладения, стали штурмовать дом №35 на Камбилеевской, где жили братья Хаваж и Адам Оздоевы, а также их двоюродный брат Артур Плиев.
По словам сестры Оздоевых, Зареты Оздоевой, которая была очевидцем происшедшего, Хаваж, Адам и Артур проснулись рано и стали готовиться к утренней молитве. После молитвы Хаваж отправился в местную школу, где он работает истопником в котельной. Как только он вышел за ворота дома, раздалась автоматная очередь. На выстрелы из дома вышли его брат Адам и двоюродный брат Артур. Артур побежал к воротам, но Адам крикнул, что нужно бежать в огород. Они побежали в сторону огорода. Артура убили, а Адама ранили, но он смог убежать в сторону огорода.
Collapse )

Кизилюртовский РОВД Дагестана: новая попытка фальсификации дела?

Кизилюртовский РОВД Дагестана: новая попытка фальсификации дела?

12 января 2013 года в Правозащитный центр «Мемориал» устно обратился адвокат Зияутдин Увайсов, представляющий интересы жителя села Чонтаул Кизилюртовского района Республики Дагестан Исы Абдулгапуровича Магомедова, 1972 г.р. Магомедов содержится
в СИЗО г. Хасавюрт в качестве подозреваемого в незаконном хранении оружия (ст. 222 УК РФ) и участии в незаконном вооруженном формировании (НВФ, ст. 208 УК РФ). Увайсов сообщил, что 11 января 2013 года и ранее его подзащитного пытали током и жестокого избивали. По словам адвоката, Магомедов направил заявление об избиении в прокуратуру, однако после обращения сотрудники полиции снова пытали его, требуя признаться в совершении преступлений.

Днем позже, 13 января, жена Исы Жанна Магомедова, написала заявление в юридический пункт ПЦ «Мемориал» в г. Махачкала. Она подробно рассказала о незаконном задержании ее мужа и сына, Абдулвахаба Исаевича Магомедова, 1992 г.р., произошедшем в конце декабр прошлого года.

26 декабря 2012 года, в 9:00, к дому Магомедовых для проведения обыска подъехали сотрудники правоохранительных органов, с оружием и в камуфляжной форме.

Collapse )

Кабардино-Балкария: похищен житель Баксанского района

Кабардино-Балкария: похищен житель Баксанского района

12 декабря 2012 года в Правозащитный центр «Мемориал» с письменным заявлением обратился житель села Атажукино Баксанского района Кабардино-Балкарской Республики Али Афашагов. Он сообщил о похищении своего брата, 25-летнего Резуана Нажмудиновича Афашагова, жителя того же села.

18 декабря Резуан выехал из дома на работу в соседнее село на своей машине ВАЗ-2199 черного цвета. Резуан работал на частных стройках.

Стоявшие на автобусной остановке люди стали очевидцами того, как на окраине села машину Резуана подрезали два автомобиля, ВАЗ-2114 и ВАЗ-2107, белого и черного цвета, с тонированными стеклами. Из них вышли около восьми человек, вооруженных автоматами, в штатском и в масках. Они вытащили Резуана из его машины и пересадили в одну из своих.

Подошедшие очевидцы попытались помешать похищению, но один из вооруженных людей пригрозил им автоматом.

По факту похищения родственники обратились с заявлением в прокуратуру Баксанского района.

По словам Али, брат исповедует ислам, совершает намаз; он не нарушал законы, не имел связей с участниками незаконных вооруженных формирований.

Али опасается, что к похищению Резуана причастны представители силовых структур, которые могут применить к нему насилие. В своем заявлении он просит помочь установить местонахождение брата, а также его похитителей. 

Чечня: похищены двое жителей Ачхой-Мартановского района

Чечня: похищены двое жителей Ачхой-Мартановского района

21 июня 2012 года в представительство Правозащитного центра «Мемориал» обратилась Малика Вахаевна Джабраилова, 1993 г.р., живущая по адресу: Чеченская Республика, Ачхой-Мартановский район, с. Янди, ул. Заречная, д. 57. Она сообщила о похищении своего супруга Адлана Саламовича Галаева, 1989 г.р.

Как следует из ее заявления, 18 июня 2012 года в 23:00 к ним в двор ворвались около 20-ти вооруженных людей в камуфляжной форме. Во дворе находятся два дома: в одном живет Адлан с Маликой и двумя малолетними детьми, в другом — его мать Зулай Галаева и младшая сестра Жарадат. Силовики, не представившись и ничего не объясняя, спросили у матери, где находится Адлан. Зулай указала им на его дом. Они выбили в нем входную дверь, начали обыскивать дом и двор, требовали показать оружие. По словам Малики, Адлан спал крепким сном. Сотрудники пытались его разбудить, несколько раз ударили по лицу, но он, к удивлению родных, не просыпался.

Малика сообщает, что накануне к Адлану приходил сосед Дукваха Шавхалов. После его ухода мать Адлана заметила на столе у сына стеклянную бутылку с прозрачной жидкостью. Она спросила его, что это такое. Он ответил, что Дукваха принес водку и настаивал на том, чтобы тот ее выпил. Это удивило мать. Все знали: Адлан никогда не употреблял спиртное. Адлан сказал матери, что он обещал и выпил содержимое этой бутылки.

Малика пишет, что во время обыска один из силовиков, заметив бутылку, положил ее в карман, пытаясь сделать это незаметно.

Адлана в бессознательном состоянии силовики забрали с собой. На нем была коричневая футболка и шелковые брюки того же цвета. Когда Зулай пыталась выяснить, куда его уводят, силовики сказали – «для выяснения». Подробности уточнять не стали.

Малика также сообщила, что Адлана незаконно задерживали в 2010 году. Его местонахождение удалось установить через неделю. Его пытали и заставили подписать признательные показания. Адлан был осужден условно на один год по ст. 208 (организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем) УК РФ. После освобождения он отмечался в РОВД, вопросов к нему больше не возникало.

На следующий день после похищения Адлана, 19 июня 2012 года, родственники обратились с заявлениями в прокуратуру Ачхой-Мартановского района, в ФСБ, в МВД РФ по ЧР, в МВД РФ, в СК РФ по ЧР, в СК РФ, а также на имя уполномоченного по правам человека в ЧР, президента РФ и главы ЧР.

По словам Малики, когда они пришли в отдел уголовного розыска ОВД по Ачхой-Мартановскому району, начальник угрозыска Таус Мамакаев обвинил Адлана в пособничестве боевикам. На вопрос родственников, известно ли ему, кто забрал Адлана, тот ответил отрицательно.

20 июня Малику вызвали на допрос в угрозыск. Мамакаев спрашивал ее о каких-то неизвестных ей людях, якобы жителях ст. Ассиновская. Утверждал, что они ее родственники и она должна их знать. При этом Мамакаев не спрашивал о похищении ее мужа. Малику допрашивали в присутствии адвоката, который был приглашен родными, хотя Мамакаев уверял, что в этом нет необходимости. Также начальник угрозыска попросил привести на опрос младшую сестру Адлана Жарадат Галаеву, 1991 г.р. В тот же день она пришла в отдел. Мамакаев интересовался, кому она давала свой телефон. По его словам, этот телефон с другой сим-картой якобы использовался для общения с членами незаконных вооруженных формирований. Телефон забрали и вернули через несколько дней, указав, что претензий к Жарадат не имеют.

После похищения Адлана семья не ночевала дома. По словам Малики, очевидцы рассказывали позже, что ночью к ним в дом дважды приходили силовики. Они взломали двери, окна, перевернули все в доме.

Малика сообщает в заявлении, что Адлан был серьезно болен: у него фиброзно-кавернозный туберкулез легких и хроническая дыхательная недостаточность. После пыток, которые он перенес в 2010 году, его состояние ухудшилось, он проходил лечение. Перерыв в лечении может быть опасным для его жизни.

Известно, что в ночь похищения Адлана, на рассвете, был похищен еще один житель села Янди Майрбек Жалаудинович Байдулаев, 1996 г.р. Он был в гостях у тети (по адресу: г. Грозный, Старопромысловский район, п. Старый, ул. Горенко, д. 11). Он учится в 9-м классе яндийской средней школы, успешно сдал три экзамена. По состоянию на 29 июня, местонахождение Байдулаева и Галаева остается неизвестным. В ПЦ «Мемориал» родные Майрбека не обращались.