Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Дагестан: После «зачистки» в поселке Временный остались только женщины и дети

24 сентября 2014 года в ходе визита в столицу Республики Дагестанполномочный представитель Президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе Сергей Меликов заявил: «Мы отошли от масштабного применения вооруженных сил, воинских формирований. Сегодня точечные удары наносятся по объектам вооруженного бандподполья, ведется борьба силами сотрудников правоохранительных органов. Мы также стараемся, чтобы не были затронуты и ущемлены права мирных граждан, тем более стремимся оберечь гражданское население от потерь».

Между тем, на момент приезда полпреда в Дагестан уже неделю шла масштабная спецоперация в поселке Временный Унцукульского района. Эта операция продолжается до сих пор. Методы ее проведения находятся в вопиющем противоречии с принципами ведения контртеррористических операций, заявленными полпредом.

Collapse )


Поселок Временный расположен в 2 км от села Гимры, уже в течение уже полутора лет находящегося в центре внимания правоохранительных органов (См. подробнее в бюллетене ПЦ «Мемориал» «Ситуация в зоне конфликта на Северном Кавказе: оценка правозащитников» (http://www.memo.ru/uploads/files/1047.pdf), (http://www.memo.ru/uploads/files/1148.pdf) (http://www.memo.ru/uploads/files/1360.pdf). Отметим, что режим КТО был введен во всем Унцукульском районе еще в марте 2014 г.

Поселок Временный был основан во время строительства Ирганайской ГЭС для размещения в нем строителей. Он состоит из двух пятиэтажных и восьми трехэтажных   многоквартирных домов, а также нескольких десятков одноэтажных частных домов. Общее население Временного  - немногим меньше тысячи человек. После завершения строительства в 2008 г. здесь поселились, в основном, выходцы из села Гимры. В частности, ряд семей переселился в поселок после того, как их дома были разрушены или сильно повреждены в ходе спецоперации в Гимрах весной 2013 г.

18 сентября 2014 г. поселок оцепила большая группировка военнослужащих и  сотрудников МВД. Сюда подтянули десятки единиц бронетехники. Въезды и выезды из населенного пункта были перекрыты.

Гимринский тоннель, соединяющий Унцукульский район с Буйнакским районом, был перекрыт, как изначально объявили власти, на пять дней. Однако по истечении этого срока вплоть до сего дня проезд по тоннелю так и не возобновлен. В результате дорога из Махачкалы в 12 горных районов Дагестана стала длиннее на 2-3 часа.

19 сентября силовики зашли в поселок, после чего началась тотальная «зачистка». Жителям было приказано не выходить из домов.

Прессу и других внешних наблюдателей на территорию Временного не допускают. Поступающая в СМИ информация о происходящем в самом поселке фрагментарна. Согласно официальным источникам, в поселке Временный в ходе спецоперации в нескольких домах были обнаружены  оружие и боеприпасы, также найдены четыре тщательно замаскированных бункера («Новое дело», № 38, 26.09.2014, И. Гуссейнов «Долгая блокада»). Впрочем, местные жители утверждают, что некоторые из этих «бункеров» на самом деле представляют собой обычные подвалы. Сообщалось также, что четверо мужчин из числа местных жителей,Хапизов Султанбег Магомедович, 1984 г.р.,  Камилов Магомедзагид Магомедович, 1979 г.р., Шамилов Муртазали и Байсултанов Магомедгажи Набиевич, были задержаны силовиками и увезены в неизвестном направлении. Позднее Магомедзагид Камилов былобнаружен на трассе у поселка Леваши, сведений о судьбе остальных задержанных нет.

Представители двух правозащитных организаций - Правозащитного центра «Мемориал» и Хьюман Райтс Вотч (Human Rights Watch) - 26 сентябряпредприняли попытку посетить поселок Временный для получения информации о происходящих в нем событиях в аспекте соблюдения прав человека. Однако проехать через блок-пост, расположенный на перекрестке дорог, ведущих в поселок Временный и село Гимры, не удалось.  Силовики, стоящие на этом посту, отказались пропустить правозащитников не только во Временный, но и в Гимры, где на тот момент никакой спецоперации не проводилось. Более того, под предлогом якобы возникшей опасности в связи с появлением в окрестностях боевиков, силовики в масках потребовали, чтобы все гражданские автомашины, стоящие перед постом (на тот момент там находилось два десятка легковых машин) немедленно отъехали на пять км.

С дороги перед блок-постом было видно большое количество военной техники, включая и бронированную, расположенной у поселка и в нем.

В последующие дни нам удалось встретиться с несколькими жителями поселка Временный. В результате их опроса сложилась следующая картина происходившего в поселке.

Утром 19 сентября в блокированный поселок въехали бронетранспортеры, грузовики с вооруженными силовиками и автобусы. Людей, в основном мужчин, выходивших из домов на улицу, силовики без объяснения причин закидывали в автобусы, остальным жителям поселка приказали не выходить из квартир и домов.  Как сообщила нам одна из жительниц поселка, когда вооруженных людей спрашивали, зачем они приехали, те в ответ кричали: «Не ваше дело!» или «За бандитами!».

Автобусы с задержанными подъехали к расположенной на окраине поселка пожарной части. Здесь задержанных выгрузили, и автобусы уехали за новыми партиями задержанных.

Вскоре силовики начали «зачищать» дом за домом, выводя на улицу и погружая в автобусы подряд всех жителей поселка – мужчин и женщин, детей и стариков. Всех отвозили к помещению пожарной части. Здесь производилась «фильтрация» местных жителей. У них проверяли документы, снимали отпечатки пальцев, отбирали пробы ДНК, их фотографировали, данные сверяли по каким-то спискам в компьютерах. Процедура занимала много времени, собранная силовиками толпа стояла на улице у пожарной части, многие дети плакали и кричали. Лишь через несколько часов прошедшим фильтрацию женщинам с детьми разрешили возвратиться в свои дома и квартиры, затем  домой смогли отправиться и остальные женщины. Однако от мужчин, прошедших фильтрацию, силовики потребовали немедленно покинуть территорию поселка. На вопрос: «Куда же идти?» Ответ был один: «Идите, куда хотите. До конца спецоперации во Временном вам на его территорию вход будет закрыт». Шокированные люди объясняли, что они не взяли с собой никаких вещей, кроме документов, что им не во что даже переодеться. «Нас это не касается» - был ответ. Часть женщин отказались уходить домой без мужей, братьев, отцов. Им было сказано, что они тоже могут уйти из поселка вместе со своими мужчинами. В результате часть семей целиком покинула поселок. Но большинство женщин, особенно тех, у кого есть маленькие дети, вернулись в свои дома и квартиры. Многие боятся бросить свои жилища, помня о том, что в Гимры во время спецоперациивесной 2013 г. многие гимринцы, вернувшиеся к своим домам после  сплошной «зачистки» села, обнаружили их полностью или частично разрушенными, разграбленными, оскверненными.

Мужчины разъехались - кто в близлежащие Гимры, кто к родственникам в другие населенные пункты. Они перезваниваются со своими семьями и пытаются понять, что происходит в поселке. Во Временном разрешили остаться лишь незначительной части мужчин,  - главным образом тем, кто работает на обслуживании Гимринского тоннеля и Ирганайской ГЭС.

В поселке уже более десяти дней продолжается проверка. С помощью экскаватора силовики пытаются обнаружить замаскированные бункеры. Многие квартиры и дома неоднократно подвергаются обыскам. Можно предполагать, что имели место случаи вандализма. Нам рассказали, что когда женщина попросила силовиков не ломать дверь пустующей соседней квартиры и протянула им ключ, те приказали ей «не высовываться» и выбили дверь. В поселке не работают школа, детский сад, большинство магазинов. Силовики нередко запрещают местным жителям ходить по улицам, даже в аптеку за лекарствами.

Выяснилась судьба одного из четверых пропавших жителей Временного.

18 сентября Магомедзагид Камилов, накануне «зачистки» поселка, находился у своей матери, проживающий в центре Временного. Ему позвонили соседи и сказали, что к его дому, расположенному на окраине поселка, подошли военные, которые намерены обыскать дом и сейчас будут ломать двери. Он с ключами от ворот и дверей побежал в верхнюю часть поселка к своему дому и пропал. Поздним вечером 25 сентябряон обнаружился на трассе у поселка Леваши во многих километрах от Временного. Он позвонил родным и сообщил, что он живой, что его «выкинули на обочину трассы». Никакой более подробной информации о его состоянии и о том, где он находился с 18 сентября, пока нет.

Вышеизложенная информация требует проверки. В любом случае, методы проведения спецоперации в поселке Временный не могут не вызывать тревогу.

Правозащитный центр «Мемориал» направит полномочному представителю Президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе и Главе республики Дагестан письма с просьбой обратить пристальное внимание на события «зачистки» поселка Временный.

Беременные в центре содержания иностранных граждан: развитие историй

5 февраля Санкт-Петербургский городской суд рассматривал жалобу адвоката по делу беременной гражданки Нигерии Линды Иеома Орйи, 28 лет, находящейся в Центре содержания иностранных граждан с 27 декабря прошлого года. Когда судья Калининского районного суда помещал Линду под стражу, ему было известно о беременности женщины, это было указано и в судебном постановлении. Тем не менее суд вынес решение о заточении в Линды Центр.
Срок обжалования этого решения был пропущен, поэтому адвокат Сети «Миграция и Право» Правозащитного центра «Мемориал» Ольга Цейтлина подала заявление о восстановлении срока, на тех основаниях, что заявительнице не вручили перевод постановления на родной язык, у нее не было адвоката, ей не сообщили о процедуре обжалования. Суд второй инстанции вернул материал в Калининский районный суд на «дооформление», также указав, что Линде необходимо вручить перевод постановления. Беременная продолжает оставаться в Центре, но, по словам Цейтлиной, надежда на освобождение есть.
Развивается история беременной Синии Лукман, гражданки Сомали, о которой ПЦ «Мемориал» уже писал. Она содержится в Центре с июля прошлого года, ни разу не гуляла, специальным питанием не была обеспечена. Ольга Цейтлина добилась того, что 23 января Синию перевели в дородовое отделение роддома, где она находилась под наблюдением врачей. Однако по делу Лукман Ленинградский областной суд отказал в удовлетворении жалобы на восстановление срока обжалования.
Помощь беременным Линде и Синии ПЦ «Мемориал» оказывал совместно с «Гражданским контролем».
Есть и некоторые успехи в борьбе за освобождение беременных из Центра в Санкт-Петербурге: 9 января после обращения адвокатов Сети «Миграция и Право» в прокуратуру была освобождена Хатичахон Мавляновна Миталикова, гражданка Таджикистана.
«19 декабря прошлого года Пленум Верховного Суда постановил, что административный арест на 15 суток не может быть применен к беременным и к женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, - комментирует Ольга Цейтлина. - Безусловно, содержание в Центре для выдворения представляет собой более жесткую меру административного принуждения, чем административный арест, поэтому помещение в Центр беременных женщин нарушает эти требования закона. Европейский Суд по правам человека неоднократно указывал, что недостаток площади, отсутствие адекватного трехразового питания и возможности занять себя чем-либо представляют собой обращение, унижающее человеческое достоинство, и нарушают статью 3 Европейской Конвенции. Более того, в ответе в Европейский Суд по правам человека по жалобе № 4426013 «Ким против России» от 15 января 2014 года правительство РФ признало, что общие условия содержания в Санкт-Петербургском Центре для выдворения нарушают статью 3 Конвенции, тем более, содержание в нем беременных женщин недопустимо».
Update. Только что нам стало известно, что камерунка Вероника Мандже, содержавшаяся в Центре более трех лет, решением суда отпущена на свободу. Ольга Цейтлина сейчас отправляется за ней в Центр. Делом Мандже занимались совместно ПЦ «Мемориал» и Антидискриминационный центр «Мемориал».

Египтянина-копта лишили статуса беженца

Юрист «Мемориала» будет обжаловать решение ФМС в суде
ФМС России отказала в удовлетворении жалобы гражданина Египта Агайби Абдаллы, которого в  октябре прошлого года лишили статуса беженца. Юрист Сети «Миграция и Право» Правозащитного центра «Мемориал» Жанна Бирюкова будет обжаловать это решение ФМС в суде.
В марте 2010 года Агайби Абдалла вместе с 8-летней дочерью и 11-летним сыном бежал из Египта в Россию.
Абдалла — христианин, копт. На родине его преследовали по религиозным мотивам. Абдалла не соглашался принимать ислам — ему угрожали. У него забрали жену, денежные сбережения, заставили закрыть магазин, который он держал. В результате жена Абдаллы приняла ислам. Салафиты стали угрожать, что силой заберут у него детей и заставят их стать мусульманами. Абдалла был вынужден бежать.
В мае 2010 года он обратился в УФМС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области с ходатайством о признании беженцем. В октябре ходатайство было удовлетворено: и сам Абдалла, и его дети получили статус.
В 2011 году семья переехала в Москву, в 2012 - в Челябинскую область. Везде они становились на учет в отделениях миграционной службы. В июле 2013 году Агайби с семьей приехал в Центр временного размещения в г. Красноармейск Саратовской области.
3 октября УФМС по Саратовской области постановило, что Абдалла и его дети утратили статус беженца, поскольку они «не соответствуют критериям статуса беженца». 3 ноября юрист Жанна Бирюкова обжаловала это решение в ФМС России. 13 декабря ФМС приняла решение об отказе в удовлетворении жалобы. В начале января Бирюкова получила извещение об этом.
«С прошлого года статус беженца бессрочный, - говорит руководитель Сети «Миграция и Право» Светлана Ганнушкина. - Решение по предоставлению статуса принимается один раз! Теперь человеку, получившему статус, необходимо только раз в полтора года проходить регистрацию. Однако миграционные органы превращают эту регистрацию в повторное рассмотрение заявления на статус, что противоречит закону. Решение, подобное постановлению по делу Агайби, не первое. Мы обжалуем их  в судах».

Европейский суд: отмена усыновления детей Агеевых нарушает Конвенцию

Европейский суд: отмена усыновления детей Агеевых нарушает Конвенцию
Российские власти должны пересмотреть это решение
18 апреля 2013 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес постановление по делу «Агеевы против России» (Ageyevy v. Russia, № 7075/10). Заявители в этом деле – супруги Антон и Лариса Агеевы, живущие в селении Коробово Ленинского района Московской области. Их интересы представляли юристы Правозащитного центра «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека (EHRAC). На национальном уровне на разных этапах Агеевых представляли адвокаты Елена Кашутина, Павел Шевчук и Надежда Ермолаева.
ЕСПЧ признал отмену усыновления безосновательной и потребовал у российских властей пересмотреть это решение. Кроме того, власти РФ должны выплатить заявителям в качестве компенсации морального вреда 55 тысяч евро, в счет компенсации издержек на представление дела в ЕСПЧ – 12 тысяч евро.
«Устанавливая нарушения Конвенции по делу Агеевых, Европейский Суд был поражен тем, насколько поверхностно российские суды исследовали обстоятельства дела. Это, к сожалению, не редкость в наших судах, даже когда принимаются судьбоносные для родителей и их детей решения. В целом, дело Агеевых - яркая иллюстрация того, что российские власти проявляют полное неуважение к частной и семейной жизни людей, а иногда и демонстративно пренебрегают им, а также не считаются ни с правами родителей, ни с интересами детей. На примере Агеевых Европейский Суд единогласно признал российские власти неспособными защитить от посягательств право на частную и семейную жизнь», - считает Надежда Ермолаева.
Collapse )