Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Дагестан: силовики спланировали взрыв СВУ в доме Дадаевых

Подробности о вчерашней спецоперации в пригороде Махачкалы
Правозащитный центр «Мемориал» сообщал, что 20 февраля сотрудники силовой структуры провели спецоперацию в селе Агачаул (официальное название – Новый Параул) Карабудахкентского района Дагестана, в доме семьи Дадаевых. Судя по подробностям, это была карательная акция против семьи члена незаконных вооруженных формирований (НВФ).
Как сообщается на портале Kavkazpress, сотрудники правоохранительных органов проверяли «факт пособничества Дадаевых боевикам»; «в ходе осмотра дома пособника обнаружено мощное СВУ [самодельное взрывное устройство], готовое к применению... На место обнаружения СВУ вызваны взрывотехники... Жильцы дома эвакуированы... выставлено оцепление».
Впоследствии взрывное устройство было взорвано в доме. Здание заметно пострадало.
Collapse )

Чечня: при невыясненных обстоятельствах исчез житель Грозного

Чечня: при невыясненных обстоятельствах исчез житель Грозного
Правозащитному центру «Мемориал» и Комитету «Гражданское содействие» стало известно о бесследном исчезновении 22 мая 2013 года в с. Янди Ачхой-Мартановского района Чеченской Республики жителя г. Грозного Беслана Байдулаева, 1977 г.р.
Накануне, 21 мая, Беслан приехал в сельский дом, принадлежащий его семье, помочь по хозяйству. Засиделся допоздна у двоюродного брата, ночевать пошел в свой дом. 22 мая рано утром жители села видели рядом с его домом большое количество силовиков. В Грозный Беслан так и не вернулся.
23 мая родственникам Беслана позвонили и потребовали явиться в Ачхой-Мартановское РОВД. Когда они приехали, им сообщили, что 22 мая сотрудники пытались задержать Беслана, но он сбежал. У родных стали требовать сообщить, где он находится, в противном случае угрожали сжечь их дом.
25 мая родных Беслана вновь вызвали в отдел полиции и повторили те же требования и угрозы.
Родственники сообщили правозащитникам, что в 2009 году Байдулаев был осужден по обвинению в пособничестве незаконным вооруженным формирования. В 2010 году отбыл наказание и вернулся в Грозный, начал мирную жизнь, женился, в семье родились двое детей. Каждую неделю отмечался у участкового.
Родные убеждены, что ни связаться с подпольем, ни бежать Беслан не мог, так как он был единственной опорой престарелого и больного отца. По их словам, Беслан не был вооружен, никто в день его исчезновения не слышал выстрелов.
Родственники опасаются, что он был похищен, незаконно содержится в неизвестном месте и подвергается насилию.

Дагестанские полицейские бесчинствуют на свадьбе

Дагестанские полицейские бесчинствуют на свадьбе
Пьяные сотрудники полиции в форме, с оружием, избили гостей свадьбы

В Правозащитный центр «Мемориал» обратился житель г. Махачкала Гаирбег Абдулаевич Абдулаев, 1961 г.р., редактор газеты газеты «Ахульго». Согласно его заявлению, он вместе с сыновьями был избит сотрудниками специальной огневой группы (СОГ) Казбековского РОВД. Это произошло на свадьбе в селе Дылым Казбековского района Республики Дагестан.

Сотрудники ПЦ «Мемориал» опросили пострадавшего и нескольких свидетелей произошедшего. Из этих рассказов складывается следующая картина.

21 октября Гаирбег Абдулаев и его сыновья были приглашены на свадьбу, которая проходила в банкетном зале «Салатавия». Среди гостей жениха было около 50 сотрудников СОГ в форме и с оружием. Они были пьяны, стреляли в потолок.

В какой-то момент между одним из сыновей Гаирбега Абдулаева, Магомедхалилем, и сотрудниками СОГ возникла ссора, согласно некоторым показаниям – из-за того, что пьяные СОГовцы не давали пройти одной из женщин, находившейся на свадьбе в качестве гостьи.

Полицейские вытащили Магомедхалила на улицу, где на него набросился командир СОГ Анас Сатираев. Брат Магомедхалила, Шамиль, попытался вырвать его из рук пьяных силовиков, но безуспешно. Подошедших родственников, среди которых был Гаирбег Абдулаев, окружили СОГовцы. Гаирбек объяснял, что он с сыновьями - гости на свадьбе, пытался утихомирить молодых людей, но его не слушали.

По словам Шамиля, силовики схватили всех родственников, скрутили им руки за спиной. Гаирбек попытался вырвать из их рук одного из сыновей — Магомеда. Но на него набросились пятеро полицейских. Гаирбек упал на землю, после чего силовики принялись избивать его ногами. Он потерял сознание.

Как свидетельствует его сын Шамиль, увидев Гаирбека лежащим на земле без сознания, силовики отошли в сторону.

Гаирбека доставили в нейрохирургическое отделение республиканской клинической больницы, где врачи зафиксировали закрытую черепно-мозговую травму, ушиб головного мозга и грудной клетки. Здесь же, в больнице, сотрудник Советского РОВД г. Махачкала взял заявление у Г. Абдулаева о совершенном против него преступлении. Проверка проводится до сих пор, решения о возбуждении уголовного дела не принято, дисциплинарные меры к сотрудникам Казбековского СОГ также не применены.

Важно подчеркнуть, что полицейские участвовали в драке, будучи одетыми в форму, они находились в состоянии алкогольного опьянения, имея при себе табельное оружие.

ПЦ «Мемориал» направил письмо министру внутренних дел по РД с просьбой провести служебное расследование всех обстоятельств произошедшего и принять меры к сотрудникам полиции, допустившим грубое нарушение норм законодательства и позорящих звание сотрудника органов внутренних дел. Также направлено письмо в следственные органы с просьбой сообщить о результатах проверки сообщения Г. Абдулаева о совершенном против него преступлении.

Имя командира Казбековского СОГ Анаса Сатираева не впервые упоминается в сообщениях о нарушениях прав человека.

В 2010 году он принимал участие в избиении семерых приверженцев салафитского течения в исламе в Казбековском РОВД. В результате один из них скончался. К уголовной ответственности за это преступление никто привлечен не был (см. доклад ПЦ «Мемориал» “«Новый курс» Магомедова? Ситуация c правами человека и попытки консолидации общества в Республике Дагестан. Март 2010 – март 2011 г.”, раздел 6.3 «Избиение на почве религиозной нетерпимости, повлекшее смерть потерпевшего»: http://www.memo.ru/2011/04/13/doc.pdf).

Ранее в ходе проводимой в 2006 году спецоперации, которой руководил Сатираев, была убита женщина, не имевшая никакого отношения к незаконным вооруженным формированиям (НВФ). Тогда сотрудники милиции ворвались в дом Маматхана Байсултанова в г. Хасавюрт, чтобы задержать предполагаемого участника НВФ. Однако никаких боевиков в доме не было. Тем не менее, милиционеры открыли огонь на поражение, убили Саният Магомедову и ранили её мужа Гасана Байсултанова. За убийство Магомедовой к уголовной ответственности никто не привлечен.

См. также: http://wordyou.ru/v-rossii/zashhitniki-naroda-ili-zonder-komanda.html

Чечня: неизвестные сожгли дома родственников боевика

Чечня: неизвестные сожгли дома родственников боевика

22 апреля 2012 года в окрестностях с. Герзель-Аул Гудермесского района Чеченской Республики в результате спецоперации республиканских силовых структур были убиты два боевика. Их личности были установлены в тот же день: Ахмед Бантаев, 1990 г.р., уроженец с. Комсомольское Гудермесского района, и Бислан Алхазов, 1988 г.р., уроженец с. Кошкелды Гудермесского района. Также в ходе операции были убиты два сотрудника Гудермесского РОВД – подполковник Аслан Джамалдаев, начальник уголовного розыска и младший лейтенант Ахмад Адалаев.

Через два дня после спецоперации в с. Комсомольское пришли вооруженные люди в камуфляжной форме, выгнали родственников Бантаева из их дома, находившегося недалеко от школы в центре села, и сожгли его. Бантаевым не разрешили вынести из дома ничего, даже документы. На месте поджога находилась пожарная машина, но, каким образом она там оказалась, неизвестно. По словам местных жителей, ее вызвали силовики для того, чтобы огонь не перекинулся на соседний дом. Пожарникам дали команду поливать водой только его. Дом и имущество Бантаевых сгорели полностью. Дом принадлежал деду и бабушке убитого боевика Ахмеда Бантаева.

На восточной окраине села, на ул. Олимпийская, находился дом, принадлежавший родителям Ахмеда; в нем жили квартиранты. Их тоже выгнали из дома, не разрешив ничего взять с собой, а дом сожгли.

В семье Бантаевых это не первая трагедия. Двое членов семьи, Абубакар (Бакар) и Салман, были участниками первой войны, но в самом начале второй обратились к федеральным силовым структурам и были амнистированы. Участия во второй войне не принимали. 2 января 2003 года они были похищены сотрудниками силовых структур, их местонахождение до сих пор не установлено.

После этого из дома ушли двое сыновей старшего брата похищенных Хожи Хож-Ахмед и Ахмед – и примкнули к участникам сопротивления.

16 апреля 2004 года сотрудники республиканских силовых структур увезли из дома Хожи Бантаева, 1954 г.р. В мае того же года в перестрелке с разведкой федеральных силовых структур был убит Хож-Ахмед. Через неделю Хожи был освобожден. Он провел в заложниках месяц и неделю. В 2006 году Хожи умер от инфаркта.

Чечня: борьба за моральный облик женщин приобретает все более жестокие формы

Чечня: борьба за моральный облик женщин приобретает все более жестокие формы

В Правозащитный центр «Мемориал» из разных республик Северного Кавказа приходят сообщения о дискриминации, подавлении, унижении, избиениях и даже убийствах женщин, совершаемых под предлогом соблюдения местных традиций. Особо трагические формы это принимает в Чечне, где подобные преступления совершаются подчас либо представителями власти, либо с их одобрения. Даже шаги, которые, казалось бы, направлены на защиту женщин, парадоксальным образом оборачиваются трагедией. Так, в частности, произошло с жестким запретом обычая похищения невест в республике.

ПЦ «Мемориал» стало известно об очередном убийстве девушки в Чеченской Республике ее родственниками, произошедшем в конце прошлого года. Среди причастных к преступлению людей – глава администрации района и его брат, начальник ОВД другого района, находящиеся с убитой в дальнем родстве.

Из соображений безопасности семьи мы не публикуем фамилии, название района и села, где произошла трагедия, тем более что о ней мы узнали не от родственников убитой (между тем, с нашей точки зрения, источники, из которых мы получили информацию об этом убийстве, достоверны). Родители девушки и другие участники трагических событий категорически отказываются их комментировать. Имя убитой девушки мы также изменили. При этом в следственные органы мы направили для проверки всю известную нам информацию.

Хеда стала жертвой очередного так называемого «убийства чести», которые сегодня не редкость на Северном Кавказе. Подобные преступления совершаются родственниками в наказание за якобы навлеченное на семью «бесчестие». Правоохранительные органы практически никогда их не расследуют. Наоборот, представители власти не только замалчивают такие преступления, стараются не допустить их расследования, но зачастую сами становятся соучастниками. Иногда достаточно простого слуха или даже домысла о «дурном поведении» женщины, чтобы кто-то из членов семьи решился на убийство. Причем под «дурным поведением» может пониматься любой знак внимания мужчины, официально не заявившего о своих намерениях семье девушки, например, пришедшая с незнакомого номера смска. Случается, что родственники подвергают девушку медицинскому освидетельствованию, если имеют хотя бы предположение о ее возможных добрачных сексуальных отношениях.

Защиты искать не у кого. Сегодня правоохранительные органы Чечни получают от республиканских административных органов установки, лишь играющие на руку убийцам, оставляя их безнаказанными. «Гремучая смесь» из весьма вольно трактуемых традиций и бандитских «понятий» сегодня здесь во многом заменила закон.

Незадолго до убийства, во второй половине ноября 2011 года, Хеда, студентка, отправилась на занятия в г. Грозный. Домой в этот день она не вернулась. Обеспокоенные родители обратились в отдел внутренних дел, где работал их дальний родственник. На следующий день Хеда вернулась домой. Как выяснилось, она была в одном из сел соседней республики, у родственников своего жениха. Жених привез ее в дом к своим родным с ее добровольного согласия.

Вайнахские обычаи предполагают разные возможности вступления в брак. Во-первых, по предварительно достигнутому согласию между семьями жениха и невесты. Во-вторых, без такого согласия: если молодые люди понимают, что их семьи не желают такого брака, жених увозит невесту в дом своих родственников (никогда не везет сразу в дом своих родителей). После этого о том, что девушка взята к родственникам молодого человека с целью сватовства, ставится в известность семья невесты и начинаются переговоры между семьями, которые завершаются свадьбой. Впрочем, так происходит не всегда, и если семьи не приходят к согласию, то родственники жениха бывают вынуждены отвезти девушку к ее родителям. Подобное развитие событий ведет к возникновению сильной напряженности между семьями.

Иногда происходит и то, что называется «похищением невесты» – девушку увозят без ее согласия. Это рассматривается как оскорбление семьи невесты, тем не менее, как правило, между семьями начинаются переговоры. Дальнейшее развитие ситуации зависит от многих факторов: насколько девушка готова противостоять давлению со стороны своих родственников, насколько сильна семья «похищенной» и т.п. Исход может быть разный: возвращение девушки домой, жесткий конфликт между семьями, вынужденное замужество.

Родственники жениха Хеды на следующий день после того, как он привез девушку к ним в дом, отправили ее домой одну на такси, что противоречит всем адатам и традициям. Что толкнуло их на этот шаг, нам неизвестно. То ли семья Хеды после переговоров с семьей жениха потребовала вернуть ее, то ли переговоров не было, а семья жениха чего-то испугалась. Как бы то ни было, есть вероятность, что косвенно именно это и послужило причиной дальнейших трагических событий.

Еще в начале 2011 года глава республики Рамзан Кадыров возложил ответственность за «умыкание» невест наряду с похитителями на глав администраций, начальников отделов полиции и на духовенство. Можно только приветствовать любую борьбу с похищениями людей. Однако в Чечне борьба против похищения невест порой приобретает странные черты. Против членов семей приближенных к власти, которые замешаны в подобных похищениях, правоохранители не предпринимают никаких действий. И, наоборот, в случаях, когда фактически похищения не было, а девушка уезжала добровольно, в развитие событий стали вмешиваться сотрудники МВД. Известны факты, когда жениха, рискнувшего увезти девушку с ее согласия, силовики похищали, избивали, вымогали деньги. Известны факты, когда и невест заставляли доносить на женихов, писать в полицию заявления о похищении.

Духовенство Чечни приняло решение назначить штраф в размере одного миллиона рублей за похищение невесты. Кто и как при этом устанавливает факт похищения? На практике иногда достаточно заявления о похищении от семьи девушки. Мнение самой «похищенной» далеко не всегда учитывается. В условиях нынешней Чечни вряд ли какая-либо семья рискнет не исполнить решение официальных мусульманских духовных лиц, которые фактически назначаются светскими властями республики.

Возможно, такой напряженной и неоднозначной ситуацией, сложившейся в Чечне вокруг обрядов сватовства и женитьбы, и объясняется испуг родных жениха Хеды, которые отправили девушку домой на такси после ночи, проведенной в их доме. Правда, остается неясным, почему они не отправили ее домой в тот же день, как жених привез ее.

Испуг многократно усилился, когда выяснилось, что среди дальних родственников Хеды – глава района и его брат – сотрудник силового ведомства.

В панике родные жениха, сажая Хеду на такси, попросили ее не называть их имена, пообещав, что после «разрешения ситуации» они засватают ее открыто.

После возвращения Хеды домой ее судьба стала приобретать трагический характер. Вначале под давлением родственников девушка все рассказала им о произошедшем. Затем в ситуацию вмешались ее дальние родственники – ранее упоминавшиеся чиновник и силовик, бывший боевик с незавидной репутацией. По-видимому, они посчитали, что их роду нанесено оскорбление неподобающим поведением Хеды, ее жениха и его родственников. Известно, что они несколько раз увозили Хеду из дома, избивали, оскорбляли, заявляли, что она хотела уйти к боевикам. Продолжалось это до начала декабря. Мать Хеды и ее младшие братья бездействовали, а сама девушка покорно принимала свою судьбу.

2 декабря к ней домой пришел ее двоюродный брат, который раньше работал в ОВД вместе с одним из родственников, подвергающих ее преследованиям. Он сказал, что люди, подъехавшие к ее дому на автомобиле, хотят с ней поговорить. Когда Хеда вышла, ее насильно посадили в машину и увезли в неизвестном направлении. Через десять минут тело Хеды подкинули к воротам ее дома. Ее задушили ее же платком, который так и остался у нее на шее. В селе говорят, что двоюродный брат позже поклялся родным, что не трогал девушку, а только передал ее людям в машине.

Никто из родных девушки не желает комментировать случившееся.

Заручившись поддержкой родственников девушки по отцовской линии, убийцы потребовали выдать им для расправы жениха Хеды и его брата.

В декабре село, в котором жил жених Хеды вместе с семьей, было окружено сотрудниками силовых структур. В течение двух дней они никого не выпускали, требуя выдать братьев. Однако тем удалось скрыться.

Несмотря на желание участников этой страшной истории скрыть все произошедшее, мы не можем равнодушно относиться к тому, что такие трагедии происходят в нашей стране, рядом с нами.

Правозащитный центр «Мемориал» обратился в правоохранительные органы с заявлением о необходимости проверить сообщенные нам факты и принять необходимые меры для расследования преступления и наказания виновных.

Переселения в связи со строительством Аргун-Сити продолжаются

Переселения в связи со строительством Аргун-Сити продолжаются

Правозащитный центр «Мемориал» уже сообщал о переселениях жителей Чеченской Республики, связанных с намеченным масштабным строительством в г. Аргун ЧР. Для новых построек по приказу властей расчищают территорию, стоящие на ней жилые дома сносят, в том числе недавно построенные для людей, лишившихся жилья во время военных действий. Жильцов снесённых домов решили переселить в соседние дома, людей оттуда — в общежития в г. Грозном, а жильцов общежитий – выставить на улицу (см. http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/index.htm, http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/index.htm).

Информация о происходящем и обращение жителей к президенту Российской Федерации (истории некоторых подписантов см. ниже) были вручены ему 1 февраля 2011 г.

3 февраля ПЦ «Мемориал» провёл пресс-конференцию на тему «Чечня: строительство Аргун-Сити — десятки семей выброшены на улицу» (http://www.memo.ru/2011/02/03/0302111.htm).

Вскоре в СМИ ЧР появилась информация, что 7 февраля 16 семьям и 17 февраля 60 семьям – жителям д. 111 на ул. Кадырова и д. 9А на ул. Титова в Аргуне – выделены квартиры. Это те самые квартиры, ключи от которых возвратившиеся жители Чечни с большой помпой, под камеры телевидения получили в 2007 году. Недавно их выселили в общежития, чтобы освободить квартиры для тех, чьи дома были снесены под строительство Аргун-Сити.

Информация о том, что им выделяется постоянное жильё, подтвердилась. Квартиры приобретались на деньги благотворительного фонда им. Ахмад-Хаджи Кадырова в разных районах г. Грозного, преимущественно в Заводском и Старопромысловском районах, так как здесь жилье дешевле, а чиновникам нужно было уложиться в выделенную сумму.

На начало марта почти все жители двух домов получили жильё, немногие оставшиеся дожидаются своей очереди. Все жители утверждают, что не ожидали, что в такие короткие сроки будут решены их жилищные проблемы, и благодарны правительству ЧР и лично Рамзану Кадырову. Многим жителям предлагали на выбор несколько квартир, которые можно было приобрести на выделенную сумму. Некоторым предлагали самим найти жилье на определённую сумму. По словам самих жителей, эти квартиры не являются частью так называемого отказного фонда, а это значит, что не появится некто, претендующий на их жильё.

Тем не менее есть люди, недовольные выделенными им квартирами, хотя они и говорят, что это, конечно же, лучше, чем ничего. Это те, кто не смог выбрать себе жильё или кому такая возможность не была предоставлена. Есть семья, состоящая из семи человек, которой предоставили всего лишь двухкомнатную квартиру. Дом у этой семьи был разрушен, компенсацию за него они получали. В Аргуне у них тоже была двухкомнатная квартира, но, по словам одного из членов семьи, в той квартире жилплощадь была больше и комнаты были просторнее.

Семье из шести человек, в которой мать семейства страдает астмой, также предоставлена квартира из двух комнат. Но основную проблему составляет не размер квартиры, а то, что стены покрыты плесенью, а это очень плохо сказывается на её здоровье. Женщина обратилась с этой проблемой к главе администрации пос. Черноречье Заводского района. Он пообещал отремонтировать канализационную и отопительную системы, а также посоветовал семье встать в очередь на расширение жилья.

Некоторые жители недовольны состоянием выделенных квартир: в них нужно делать капитальный ремонт, а средств на это у жильцов нет. Но, как уже отмечалось, люди считают, что есть главное – крыша над головой.

Из 21 семьи, привезённой из Аргуна и заселённой в общежитие на ул. Сайханова-Тобольского, все, кроме 4 семей, получили квартиры. Эти 4 семьи, по словам коменданта, отказались заселяться, так как квартиры их не устроили. Они ждут решения жилищной проблемы.

С несколькими семьями нашим сотрудникам удалось поговорить по телефону, они были довольны предоставленным жильем.

Из 27 семей, переселённых в общежитие на ул. Выборгская, 2 семьи покинули общежитие сразу же после заселения. Одна – по той причине, что им на их участке построено жильё на средства фонда им. Ахмад-Хаджи Кадырова. Вторая – в связи с тем, что выяснилось, что они не жили в выделенной квартире в Аргуне, а сдавали её в аренду под офис.

В общежитии в д. 119 на ул. Маяковского всем 25 семьям из Аргуна было выделено жильё. 3 семьи, 2-м из которых выделены трёхкомнатные квартиры и 1-ой – двухкомнатная, уже выехали. Остальные готовятся к переезду.


Жители общежитий с сельской пропиской

Выселение жителей с сельской пропиской из городских общежитий было приостановлено. По словам одного из комендантов, решено не тревожить их до окончания учебного года. Поскольку выселение из общежитий происходило с целью освобождения помещений для жителей двух аргунских домов на улицах Кадырова и Титова, а теперь им дают постоянное жильё, выселение из общежитий потеряло актуальность.

В общежитии на ул. Выборгская остались 16 семей. В общежитии на ул. Сайханова-Тобольского – 5 семей. Комендант утверждает, что, помимо тех, кто у них числился раньше с сельской пропиской, выявлено еще 14 семей из сел и сельских районов. По его словам, люди подделывали городскую регистрацию задним числом в надежде получить жильё в Грозном. При этом у многих из них было своё жилье в сёлах. Но их также решено не тревожить до окончания учебного года.

В общежитии в д. 119 на ул. Маяковского живёт 11 семей с сельской пропиской. Их на данный момент тоже никто не тревожит.


История Луизы Закаевой

С письменным заявлением в ПЦ «Мемориал» обратилась Луиза Хусейновна Закаева, 1978 г.р. Среди тех, кто подписал письмо президенту, её не было, но теперь она сама написала письмо (см. на сайте ПЦ «Мемориал»: http://www.memo.ru/2011/03/11/1103113.html), в котором изложила свою ситуацию. Луиза с матерью и детьми  живут сейчас в общежитии на ул. Маяковского, 119.

Луиза прописана в Старпромысловском районе. Её, как утверждает сама Луиза, решили оставить в общежитии, пока не решится её жилищная проблема. Мать Луизы прописана в ст. Первомайская, глава администрации выделил ей земельный участок. Также заключён договор с Датским Советом по беженцам на строительство дома, 48 кв.м.


Некоторые подписанты письма к президенту Д.А. Медведеву

Амаева Зайнап Лечиевна, 1961 г.р., до сих пор живёт в общежитии на ул. Маяковского, 119. Пока её никто не тревожит. Жильё не выделили и не обещают. К ней приходили из прокуратуры (какого района, она не знает), опрашивали и смотрели её документы.

Мамсурова Эниса Магаметовна, 1965 г.р., всё ещё живёт в общежитии на ул. Маяковского, 119. Эниса родом из села Гехи, прописана в доме мужа в Наурском районе, в ст. Шиорское, ул. Садовая, 8. Она рассказывает, что по телевизору показывали, как глава администрации с. Гехи, отчитываясь перед главой республики о её положении, заявил, что Эниса живёт в частном доме. Но это не соответствует действительности.

Автарханова Асет Хумидовна, 1970 г.р., была переселена из общежития на ул. Маяковского, 119, 28 января. Глава администрации с. Мартан-Чу, откуда она родом, выделил 20 000 рублей для съёма временного жилья и 1 000 рублей на оплату транспорта для перевоза вещей. Сейчас Асет живёт с семьей в съёмной квартире по адресу: г. Грозный, п. Новая остановка, ул. Маяковского, д. 149. 27 февраля ей позвонили из администрации с. Мартан-Чу и сообщили, что ей выделено 5 соток земли. Датский Совет по беженцам заключил договор с Асет о выделении ей стройматериалов на строительство дома, 48 кв. м. Обещали выделить необходимый материал после окончания отопительного сезона.

Умарова Малика Аликовна, 1972 г.р., была выселена из общежития на ул. Маяковского, 119, в январе 2011 года. Сейчас она живёт с семьёй по адресу: г. Грозный, Старый поселок, ул. Дружбы, д. 71. Глава с. Илхсан-Юрт выделил семье Малики 10 соток земли. Сотрудники Датского Совета по беженцам сказали, что взяли её на заметку, но ничего обещать не могут. Малика подавала документы и в Общественную организацию «Веста» на выделение блокстенда для временного проживания. Здесь также обещали рассмотреть её заявление, но точно обещать ничего не смогли.

Ашаханова Петимат Хасановна, 1971 г.р., сейчас живёт в общежитии на ул. Маяковского, 119. По её словам, по телевизору говорили о её проблеме. Глава администрации п. Гикало заявил главе республики, что Петимат Ашахановой был выделен земельный участок ещё в 2009 году. Петимат утверждает, что это не соответствует действительности. Также глава администрации п. Гикало говорил, что выделит ей 30 000 рублей для съёма временного жилья, пока ей будут строить дом на выделенном участке.

По словам Петимат, приходившие к ней журналисты местного телеканала сказали, что хотят ей помочь. Взяли интервью, но, сделав монтаж, оставили только то, что выставляло её не с лучшей стороны. В первой из двух передач, в которых обсуждалась судьба Петимат, заявили, что она не живёт с мужем. На самом деле Петимат – вдова. Она утверждает, что не возвращается в родное село потому, что ей негде жить, а не потому, что она хочет непременно жить в городе, ищет лёгкой жизни, как это выставили в телепередаче (см. расшифровки сюжетов на сайте ПЦ «Мемориал»: http://www.memo.ru/2011/03/11/1103114.html). «Если бы не война и не эти скитания, может быть, я сумела бы построить хоть какое-то, но жильё», – говорит Петимат. Также по местному телевидению показывали дома братьев Петимат, говоря, что там много места и для нерадивой сестры. По словам самой Петимат, в одном из этих домов живёт брат, у которого шестеро детей, в том числе двое взрослых сыновей. В другом – вдова брата с пятерыми детьми, и, в конце концов, она хочет иметь свою крышу над головой.

После выступления главы администрации п. Гикало брат Петимат пошёл к нему и спросил, действительно ли он собирается строить для Петимат дом. На это глава возмущённо ответил, что он выделит земельный участок и 20 000 рублей для съёма временного жилья, но не понимает, с какой стати он должен строить ей дом. Затем, как рассказывает Петимат, она обратилась к главе администрации Грозненско-сельского района. Женщине объявили, что у него неприёмный день. Но она сказала, что будет ждать, пока глава администрации не выйдет. В итоге Петимат приняли. Она долго говорила с главой администрации, спросила, почему её в этих передачах выставили в таком свете. После беседы глава администрации Грозненско-сельского района обещал ей построить дом из двух комнат и кухни на выделенном участке.

Умарова Балкан Бакиевна, 1957 г.р., сейчас живёт по адресу: г. Грозный, ул. Херсонская, 93. Платит за жильё 5 000 рублей в месяц. У Балкан есть два участка земли в родовом селе Рошни-Чу. На одном из них был дом, который разрушили во время военных действий. В 2004 году Балкан подавала пакет документов для получения компенсации за разрушенное жилье, но до сих пор не получила её. Также сотрудник Датского Совета по беженцам, по словам Балкан, обещал помочь со стройматериалами на строительство дома. На данный момент заключен договор на 48 кв.м. Балкан сказали, что постараются выделить ещё на 48 кв.м., так как семья Балкан большая – 9 человек. На данный момент ждут окончания отопительного сезона.

Умарова также считает, что журналисты необъективно осветили её проблему (см. расшифровки сюжетов на сайте ПЦ «Мемориал»: http://www.memo.ru/2011/03/11/1103114.html). Делая монтаж её интервью, они оставили только те предложения, которые были им необходимы для однобокого отображения ситуации.

Гатаева Яхита Кулиевна, 1965 г.р., живёт в общежитии на ул. Маяковского, 119. До вмешательства правозащитников от неё, так же, как и от остальных жителей общежитий с сельской пропиской, требовали освободить занимаемые комнаты. Сейчас её семью никто не тревожит. Приходили сотрудники прокуратуры (Яхита не знает, республиканской или районной) и забрали документы.

Бахаева Асет Аббазовна, 1957 г.р., живёт в съёмном жилье в п. Первомайская по адресу: ул. Калинина, д. 23. Семья Асет из Веденского района. Несмотря на то, что жильё Асет разрушено, никакой помощи ей не оказали. Сотрудники Датского Совета по беженцам не уверены, что смогут выделить ей стройматериалы для строительства жилья. По словам Асет, ей объяснили, что на данный момент они не работают в Веденском районе. Если будут еще заявки из Веденского района, возможно, решение пересмотрят.

Исаева Яхита Халидовна, 1964 г.р., была выселена из общежития 15 января. Сейчас она живёт в доме, принадлежащем знакомым, по адресу: Старопромысловский район, ул. Архангельская, д. 10. Вместе с ней живёт семья Якаевых, выселенная из общежития в тот же день. У Исаевых есть земельный участок в с. Шарой. Яхите обещают компенсацию за разрушенное жильё. Она утверждает, что с удовольствием вернулась бы в родовое село, если бы ей восстановили разрушенное во время боевых действий жильё. Обращалась в Датский Совет по беженцам с просьбой выделить стройматериалы. Сказали, что возьмут на заметку, но заявки из Шаройского, Курчалоевского, Гудермесского, Шелковского и некоторых других горных районов не рассматривают.

Якаева Алипат Мовлаевна, 1963 г.р., была выселена из общежития на ул. Маяковского, 119, 15 января. Семья Якаевых жила в одном дворе со свекровью в с. Майртюп. Дом, в котором жили Якаевы, разрушен. Свекровь с дочерью, которая за ней ухаживает, живут в двух комнатах, находящихся в аварийном состоянии. Муж Алипат был осуждён на семь лет лишения свободы. В конце августа 2010 года его освободили, но он болеет, сейчас находится у матери. Алипат с шестерыми детьми живёт в том же доме, что Яхита Исаева, – д. 10 на ул. Архангельской в Старопромысловском районе. Алипат обращалась в организацию «Веста» с просьбой выделить ей блокстенд. Сказали, что рассмотрят её заявку, но ничего не обещали.

Бисаева Маруся Абдулаевна, 1966 г.р., сейчас живёт в съёмной квартире в г. Маяковского Старопромысловского района. Сама платит за квартиру 30 000 рублей в месяц. Глава администрации с. Махкеты Веденского района обещал выделить участок земли для семьи Бисаевых. После выделения земли Маруся намерена обратиться за помощью в Датский Совет по беженцам.